Здравствуйте, Гость! Чтобы получить доступ ко всем функциям форума - войдите или зарегистрируйтесь.

Автор Тема: Годовщина аварии на комбинате "Маяк"  (Прочитано 3355 раз)

0 пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Belfanio

  • Автор темы

  • Сообщений: 1 987
  • Благодарностей: 1 116

  • Был 17.04.18 10:59

Статья и видео (по ссылке), посвященная 58-й годовщине аварии на химкомбинате "Маяк".
Может, обсудим, посильно?
И, вспомним... Чтобы такие аварии никогда не забывать!

http://www.obltv.ru/news/society/ekho-tragedii-na-urale-vspominayut-ob-avarii-na-khimkombinate-mayak/

О самой крупной ядерной трагедии на Урале вспоминают сегодня. 58 лет назад произошел взрыв на химкомбинате «Маяк». До сих пор неизвестен точный список пострадавших, а радиоактивный след напоминает о страшной катастрофе.

Отдалённый хлопок, похожий на взрыв, стук в дверь, коротко брошенная фраза: «Собирайтесь, вас эвакуируют» – это всё, что услышали 29 сентября 1957 года те, кто сегодня, в годовщину трагедии, пришёл к мемориалу в Больших Брусянах. Здесь собрались пострадавшие в результате аварии на комбинате «Маяк», большинство из них тогда были детьми. Некоторые помнят, как рушили их родные дома в посёлках на реке Теча. Причин никто не объяснял долгие 30 лет. Мария Кононова, пострадавшая в результате аварии на комбинате «Маяк»: «Дом снесен, а мы за колючей проволокой, вот это у меня очень хорошо всё запечатлелось. В нашей памяти запечатлелось какое-то такое детство, знаете, несчастливое, наверное, надо сказать».

В 50-х никто из жителей посёлков, расположенных неподалёку от закрытого города Челябинск-40, в последующем Озёрск, и подумать не мог, что живёт на бомбе замедленного действия, причём атомной. На комбинате «Маяк» велись засекреченные исследования по созданию ядерного оружия. Официальная версия: катастрофа произошла из-за сбоя системы охлаждения в отсеке для хранения отходов. Мощность взрыва составила порядка 100 тонн в тротиловом эквиваленте. Только вот тогда правительство предпочло не раскрывать истинную причину расселения 10 тысяч человек. Не объяснили опасность и тем, кто участвовал в устранении последствий аварии. Из-за этой секретности до сих пор неизвестно, сколько пострадало ликвидаторов. Причём тогда не было практически никакой защиты от радиации. Даже те, кто работал под Чернобылем после катастрофы 1986, говорят: на «Маяке» наверняка было тяжелее. Виктор Феоктистов, ликвидатор последствий аварии на Чернобыльской АЭС: «Мы им можем только посочувствовать. У нас-то всё-таки ХХ век на исходе был. То есть тут технологии и техника были помощнее. Ну, конечно, им досталось очень сильно».

В результате катастрофы образовался заражённый след протяжённостью больше 300 километров. Советские власти местность обозначили как государственный заповедник, а вход запретили. Правду открыли только после аварии на Чернобыльской АЭС. Тогда территория получила новое наименование. На месте, которое сейчас называется Восточно-Уральский радиоактивный след, практически не растут хвойные деревья. Специалисты связывают это с тем, что сосны, в отличие от берез, по осени не могут сбросить листья, в итоге вредные частицы накапливаются, и дерево погибает. Этот природный факт, как и постоянные наблюдения, показывает, что заражённая территория сокращается. Николай Зубов рассказывает, сам родом из Четыркино, в 50-х его деревню тоже расселили, дома снесли. Совсем недавно на их месте стали возводить коттеджный посёлок. Впрочем, бизнес-идея прогорела. Даже сам Николай Зубов, несмотря на большое желание вернуться на родные земли, переезжать бы не стал – опасается радиации. Николай Зубов: «Считают, что уровень распада плутония там произошёл не полностью, поэтому никто не едет туда жить».

Единственная возможность сохранить хотя бы часть утраченной родины для этих людей – встречаться в годовщину трагедии в Больших Брусянах, куда эвакуировали большую часть переселенцев. Они возлагают цветы к мемориалу в память о тех, кто погиб от разнообразных заболеваний, вызванных радиацией, а в глубине души надеются, что однажды берега реки Теча станут безопасными, и уже их потомки смогут вернуться на родину.

Владимир Сороковых


Поблагодарили за сообщение: Mikhalych2015 | stesha

За уникальные материалы 

Helga


  • Сообщений: 13 476
  • Благодарностей: 9 584

  • Расположение: Челябинск

  • Была сегодня в 18:42



Заражение реки Теча не связано с взрывом на химкомбинате.
 Это совершенно отдельная история - сброс загрязнённых вод в открытую водную сеть.
 Теча и без взрыва -была загублена ещё с 1949 года.

Что касается "переклички" Чернобыльской и Кыштымской аварий, то в Чернобыле бесценный опыт уральцев полученный такой немыслимой ценой -практически совсем не был использован

http://www.nuclearpolicy.ru/publications/chernobyl/zona.shtml

"ЗОНА"

Наталья Манзурова, автор этой статьи, была сотрудником засекреченной научно-исследовательской станции ПО Маяк в Озерске. В трагическом апреле 1986-го она, как и многие другие специалисты, была срочно командирована в Чернобыль. Это рассказ о том, что ей пришлось испытать, что пережить, работая в нечеловеческих условиях Зоны.

 
моя версия   https://taina.li/forum/index.php?topic=1368.msg37980#msg37980


Поблагодарили за сообщение: Mikhalych2015 | San4es | Belfanio

За искренность и компетентность 

Сергей В.


  • Сообщений: 16 972
  • Благодарностей: 19 814

  • Заходил на днях

По статье (не по факту взрыва) обсуждать особо и нечего, уж больно она дилетантская и безграмотная. Чернобыль и по масштабам и по уровням на порядки опасней был, при том, что уровень защиты основной массы ликвидаторов ничем по сути от кыштымского не отличался.

За уникальные материалы 

Helga


  • Сообщений: 13 476
  • Благодарностей: 9 584

  • Расположение: Челябинск

  • Была сегодня в 18:42

Про аварию на Маяке рассказывал отец. К тому времени он уже переехал из Кыштыма, но бывал там почти каждый выходной.
 Пострадавших сразу повезли в Кыштымскую больницу, откуда выписали всех, кого только можно.
 Зеваки, видевшие как разгружали машины описывали пострадавших:  "желтые и скрюченные".

В Кыштыме авария тоже оказалась не "чужой бедой"
 Во время взрыва в местном кинотеатре закончился дневной сеанс и зрители столпились  - дивясь на странное блестящее (?) облако.

В толпе зрителей были две дочки городского начальства. Через год с небольшим обе девочки погибли от лучевой болезни, несмотря на то, что их устраивали на излечение "в Москву"...

Добавлено позже:
По статье (не по факту взрыва) обсуждать особо и нечего, уж больно она дилетантская и безграмотная.
???
 Манзуровой??
« Последнее редактирование: 02.10.15 11:03 »
моя версия   https://taina.li/forum/index.php?topic=1368.msg37980#msg37980


Поблагодарили за сообщение: Belfanio

За искренность и компетентность 

Сергей В.


  • Сообщений: 16 972
  • Благодарностей: 19 814

  • Заходил на днях

Манзуровой??
Сороковых.

ХиПстория


  • Сообщений: 70
  • Благодарностей: 13

  • Расположение: Земля

  • Была 29.05.19 14:58

Из книги, вышедшей в Озерске , где находится комбинат "Маяк".

"... любое недовольство усиливает тягу к конспирологии. Есть и те, видимо, кто считает, что взрыв 1957 года на комбинате – дело рук вражеских спецслужб. Но нет таких официальных данных. Это типа наш отечественный недогляд. За полтора года до выхода группы Дятлова на маршрут 29 сентября 1957 года на комбинате «Маяк» в ста двадцати километрах к югу от Свердловска произошёл взрыв ёмкости с высокоактивными отходами.
6 октября 1957 года в центральной газете появилась следующая заметка: «В прошлое воскресенье вечером... многие челябинцы наблюдали особое свечение звёздного неба. Это довольно редкое в наших широтах свечение имело все признаки полярного сияния. Интенсивное красное, временами переходящее в слабо-розовое и светло-голубое свечение вначале охватывало значительную часть юго-западной и северо-восточной поверхности небосклона. Около 11 часов его можно было наблюдать в северо-западном направлении... На фоне неба появлялись сравнительно большие окрашенные области и временами спокойные полосы, имевшие на последней стадии сияния меридиональное направление. Изучение природы полярных сияний, начатое ещё Ломоносовым, продолжается и в наши дни. В современной науке нашла подтверждение основная мысль Ломоносова, что полярное сияние возникает в верхних слоях атмосферы в результате электрических разрядов». Публикация заканчивалась так: «Полярные сияния... можно будет наблюдать и в дальнейшем на широтах Южного Урала».
Власти пытались сохранять спокойствие граждан. И в условиях лишённого частной собственности на средства массовой информации СССР им это удалось. Естественно, это было никакое не северное сияние, а выброс. Взрывом, оцениваемым в десятки тонн в тротиловом эквиваленте, ёмкость была разрушена, бетонное перекрытие толщиной 1 метр весом 160 тонн отброшено в сторону, в атмосферу было выброшено около 20 млн. кюри радиоактивных веществ. Для сравнения: во время чернобыльской аварии в атмосферу было выброшено около 350 млн. кюри.
При взрыве на ПО «Маяк» часть радиоактивных веществ была поднята взрывом на высоту до одного километра, которые образовали облако, состоящее из жидких и твёрдых аэрозолей. В течение 10-12 часов радиоактивные вещества выпали на протяжении до 150 километров в северо-восточном направлении от места взрыва (по направлению ветра). По словам очевидцев, пыль мерцала оранжево-красным светом и оседала на зданиях и деревьях. В тот день был юго-западный ветер, поэтому ближайшие города и крупные населённые пункты радиоактивное облако обошло стороной. Не задеты оказались жилые кварталы города Озерска. Город и комбинат строились с учётом того, что тут в основном дуют западные ветра. Надо отдать должное проектантам, прежде всего И.В. Курчатову, который лично выбрал и место строительство комбината и место строительства рабочего посёлка, который вырос до города. Удачно выбранное место вполне соотносилось с розой ветров. Восточно-уральский радиоактивный след протянулся в основном по малонаселённой части Урала.  Но активно растянулся на сотню километров. 
 

Аварию называли по-разному. В основном можно встретить такое понятие как «кыштымская авария». Это она. Хотя соседний город Кыштым и даже город Касли авария не коснулась, т.к. радиоактивное облако предусмотрительно прошло в другую сторону. Основное загрязнение пришлось на почти необжитые районы в нескольких километрах от комбината «Маяк» на северо-восток. На территории производились замеры, спасательные мероприятия. Однако, если бы в тот день дул привычный северо-восточный ветер, то след бы протянулся в сторону юго-востока, где населённых пунктов практически вовсе не было, и ущерб от аварии был бы еще меньше. Очевидцы вспоминают, что после взрыва на землю опускались кубы пепла. Белый пепел лежал на всё как снег. Белый. Но если на него наступить, он вмиг становился чёрным. Старшина воинской части В. Капицин так вспоминал итоги того дня: «Полковник Кузнецов говорит мне: «Значит, слушай внимательно. Справку я тебе точно не дам, а работа мягкая найдётся». Работа мягкая нашлась совершенно не трудная. Впоследствии Василий Капицин работал заместителем начальника отдела снабжения местной колонии-учреждении ЯВ 48/24. Миновала его горькая участь других ликвидаторов-военнослужащих, что проводили первые мероприятия по ликвидации последствий аварии, в результате которой оказалось заражённой некоторая часть Урала.
 Стоит ли говорить о том, что после аварии 1957 года каждый квадрат земли под ВУРС содержал полную информацию о составе всех радиоактивных частиц, что вылетели с комбината. Каждое дерево, каждый пень и валежник. Бери и вези в лабораторию. Не нужно гоняться за жителями города и добывать с многочисленными трудностями элементы одежды работников «Маяка». Тем более, что спокойно подобрать в лесу любые образцы могли вполне легально вовсе не агенты североатлантического блока НАТО, тем более не спецназ, а даже вполне обычные граждане и даже иностранцы. Это на территорию ЗАТО и частично в Свердловск им въезд был закрыт, но территория ВУРС никогда не огораживалась и физически полностью не охранялась. А если и охранялась, то не так тщательно, как территория ЗАТО и территория атомных комбинатов. А согласно данным из открытых источников только в 1959 году СССР посетили 34 тысячи иностранцев. А в 1958 году сотрудники аппаратов военных атташе капиталистических стран совершили 365 поездок в различные регионы СССР. Им ничто не мешало добыть образцы. Хотя в этом и шпионской нужды не было. Разведки мира после обнародования данных об испытании в СССР плутониевой атомной бомбы в 1949 году вполне могли себе представлять, что за производство находится в СССР. А после аварии 1957 года, которую для спецслужб запада скрыть было невозможно, стало известно, какое именно производство находится под Екатеринбургом в районе Кыштыма. Обыватель мог не знать, и знать не обязан. А вот спецслужбы, в арсенале которых имеются спецагенты с прыгающими с высоты 10 км. десантниками (если такие вовсе хоть раз приземлялись на территорию СССР в 1959 году) должны были знать.  А для большинства атомная тема никогда не была особо публичной, тем более, если информация связана с аварией. Кто виноват, что некоторые исследователи трагедии группы Дятлова никогда не слышали о ВУРС, который протянулся в ста километрах от Свердловска на юго-восток?  И кто упрекнёт  СССР в том, что он не раструбил тогда об этой аварии? Да даже в наши дни информационной революции тему аварии в Хэнфордском ядерном центре (Hanford Nuclear Site) в США в 2017 году постарались очень и очень замолчать.
    И снова мистика. Внимательный читатель обратит внимание на даты. 28 сентября 1942 года подписанием Распоряжения по Академии наук даётся старт производству атомной бомбы, и 29 сентября ровно через 15 лет случается авария на таком атомном производстве.   Если это не диверсия, то уж не следствие ли это того, что 15-летие отрасли слишком бурно отмечалось накануне аварии 28 сентября? До сих пор ни один документ по поводу той аварии 57-года, проливающий свет на причину выпаривания десятков тонн смеси сухих нитратно-ацетатных солей не обнародован, хотя комиссия Минсредмаша до конца 1957 года расследовала причины аварии.  Авария произошла из-за выхода из строя системы охлаждения. Директора комбината «Маяк» М. Демьяновича сняли с работы. Его освободили от обязанностей директора «за послабление производственной дисциплины». И тут же перевели на такой же химкомбинат в Сибирь главным инженером. Принцип «Своих не бросаем» работал уже тогда. Странное дело, удивительно как всё-таки при таком порядке вещей в СССР всё работало так, что нынче мы при наших порядках, считаем, что СССР был чуть ли не образчик ответственного отношения к своему делу. Не взрывался так часто газ в квартирах, массово не горели универмаги, не разваливались новостройки, не так часто падали самолёты и ракеты. Парадокс.
Но позитив и сейчас есть. За 50 лет количество нуклидной "грязи" в земле уменьшилось в два раза, а в растениях - в 8 раз. Однако полностью безопасными загрязнённые территории станут не раньше, чем через сто лет. Всё меняется. И мир стремительно меняется. И страна..."

Ивлев С.Н. "Поход группы Дятлова. По следам Атомного проекта"