Здравствуйте, Гость! Чтобы получить доступ ко всем функциям форума - войдите или зарегистрируйтесь.

Важное о коронавирусе »

Автор Тема: Расшифровка беседы с ВВ Потяженко. топик пополняемый и закрытый для обсуждения  (Прочитано 2868 раз)

0 пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

За уникальные материалы 

Helga

  • Автор темы

  • Сообщений: 14 439
  • Благодарностей: 10 478

  • Расположение: Челябинск

  • Была сегодня в 17:03

Почему я полетел – потому, что на всём Урале был только один я – веротолётчик и служил я  в   отдельной, смешанной авиационной эскадрильи подчинявшейся непосредственно  командующему округа.
 Генерал ГорлАченко полетел на Як-12. Прилетели.
 После беседы с местным руководством генерал объявил, что ст лейтенант остаётся за главного и сам принимает решения. 
Жили мы в гостинице. Аэропорта как такового не было: кусок земли на котором стояли несколько самолётов: Як-12, Ан-2 и один Ми1. Аэропорт – просто служебное помещение из нескольких маленьких комнат: диспетчерская, комната радиста, комната лётного состава, метеостанция кабинет директора аэродрома. Пассажиров там не возили!
Из Арамиля взлетели  часов в 9-10, прибыли  часов в 12, уже Горлаченко слетал…  Побыл час-два на аэродроме и улетел (обратно в Свердловск)  Вместе с ним улетели и оба самолёта, потому, что «на самолёте там нигде не сядешь и им там делать нечего»
  А мы пошли устраиваться.  Через недельку мне на помощь прислали ещё один вертолёт – из Каунаса, возможно,
 он «летел попутно» и поэтому его направили в Ивдель.  Я ему объяснил, что будешь делать и предложил :  полетим туда, посмотрим, Прилетает он оттуда:  Не-е-ет, товарищ ст лейтенант …. Тут такие условия –я тут летать не смогу…
 По номерам – возможно, что 68 это как раз его номер.

По поиску: командовал там полковник Ортюков. Он мне говорит: полетим так: если студенты пошли левым кругом, то мы давай с тобой полетим навстречу. Я ему говорю:" я только что приехал с Кавказа и такой работой занимался там, на Кавказе и знаю -зимой вы НИЧЕГО не найдёте – всё снегом занесено". Всё равно –« давай полетим, посмотрим»
Вот мы сели с ним, полетели... Пока ещё не добрались до места – убедились, что внизу один снег и ничего не видно, но всё равно – полетим  в район Отортена и там  посмотрим, полетаем. Штурман проложил маршрут.

 На второй день  (после прибытия в Ивдель?) заявку даём – туда лететь, на место. Погода хорошая, ну как – не особенно хорошая, но летать можно…
Вот мы с  ним летим, на лестнице меж отсеков - стоит Отрюков, смотрит как я лечу; пролетаем населённый пункт за Лозьвой, где Лозьва начинается... там  –несколько домиков на карте обозначенных, от него повернулся  лететь в район Отортена.  Суеват справа был, почти в траверзе.  Он говорит мне – возьми левее.

 Он говори мне –вот, видишь там внизу, там наша экспедиция стоит, я говорю –где? он отвечает: сейчас будем пролетать, там для тебя лес повалили, чтоб ты мог сесть. Я думаю, ничего себе – садится тут, это сложно!
 Ладно, прилетаем, я вижу – похоже: там палатка стоит, дым идёт..
 Он говорит – надо нам сесть: мы поговорим, посмотрим и решим… Я сказал, что здесь не сяду и полетел к перевалу, где камень здоровенный стоит. Вот тут я и ткнулся – сел, вернее я походил, покрутился –может где получше –нет, лес везде! Ну и тут вот сел,  смотрю –вылазит один человек из леса, кверху: привет-привет! Беседуют с Орюковым… Собеседник был моих лет, где-то около 25 примерно.
 Постояли и говорят – тут будет твоё основное базирование, будешь сюда прилетать, улетать, увозить-привозить отсюда.
 Всё, пошли домой! Взлетели, вернулись в Ивдель.

       

  Назавтра даём заявку – туда лететь. Ну – наверное день прошел или два… Когда полетели –следователь к нам селил и прокурор… не знаю. Следователь точно был, не знаю, кто третий. И ещё две собаки здоровые как львы!
Кинолог их еле вытащил (……) И привезли мы ящик, я не знаю что там, но видимо –радиостанция. Вернулись
 Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть скрытый текст.

 Да, - и вот, когда мы там доставили собак и этот ящик,  и два или три человека с этим ящиком,  и, я взлетаю и, без всякой задней мысли – делаю взлёт, вдоль этой горы, а Ортюков опять вот тут на лесенке стоит и  я ему говорю: смотри –похожее что-то на палатку: снег белый и палки торчат.
 Он: О! наверно, наверно!  Но там сесть нельзя: крутой спуск и снегу много. Он говорит – сегодня никуда не будем садиться, полетели домой.
Так вот, утром  он мне и говорит:  утром, когда мы спали он связался по радиостанции с этим лагерем, а там у них человек пятнадцать было  (я ж не знал) . Я им сказал,  что по курсу нашего взлёта  - пусть пойдут и проверят – нет ли там палатки.
 Они докладывают, что подошли и видно, что стоят палки  и какие-то  тряпки натянуты. Видно, что палатка, но он сказал, что если увидите, то в палатку не заглядывайте. Но, говорит – палатка разорванная в двух местах… это как они сказали.
 Орюков говорит: полетели, может там сядем… Опять прилетели на это место, вылезли. Те, что там были стали говорить, что надо им печку сделать, и  продукты кончаются…   Я думаю, Господи – только начали искать и уже продукты кончаются!
Помощником по тылу у них был Гордо, такой…  я ему объяснил, как печку из бочки сварить. Они сварили печку и когда я в след раз полетел
Вырубка (дописать) они за два дня всё срубили.

   Когда мы пошли к палатке, пошел следователь, Ортюков и ещё третий мужчина. Снизу опять прибежал тот, кто раньше (приходил из лагеря). Он идёт и показывает , а вот там, говорит – трупы лежат, как спускаться. Ну, подошли к палатке…
 Они там смотрят –следов нету, ничего…  Ну, посмотрели они палатку, я тоже подлез поближе, а там что заглядывать,  она болтается вся раскрыта… Ну, смотрю, а там  спальные мешки, куртки, валенки.

Какая-то типа тарелки, не тарелки, типа чашки, а в ней колбаса. И фляжка лежит  и пахнет -  спиртом или водкой. Следователь говорит – ну если б были зеки,  они б это всё забрали сразу. Это – не зеки!
 Ну, пойдём, посмотрим – как они бежали. А там спуск крутой, градусов под  60, словом крутой
=======================

Фото смотрим: вот этого года зима)
 Вот, от этой палаточки вниз пошло. Вот тут гора. Гора сама по себе подымается и тут гладкое, как асфальт
: сюда, на спуск камни и, отдельными  кусочками –как наша комната примерно размером – снег лежит и так –до самого низа, а там опять начинается подъём этого оврага и дальше –лес стоит. И вот по этим площадкам снега следователь так считает: раз-два… всё –девять человек.
Тела лежали на спуске.  До оврага! Метров через 150-200 по-моему, первый бы. Вот ( на фото панораме показывает)  тут первый человек был… Лежал. Потом, можно так линию провести –они трое одинаково все лежали. Ну вот посмотрел: первый, второй третий. Ну правильно: три человека.  Всего метров 500-600 все три лежали так они, а потом ещё метров 200 нет никого, а потом уже снег уплотнённый и - торчат елки и - земля так подымается, начинается подъём оврага.
 До ёлок – ещё примерно столько же! По картинке: если до этого леса метров семьсот, то…за 150-200 один, тут второй
 До оврага останется - метров 300 м
Девушка была или нет – не помню, боюсь соврать, не помню!
 Я говорю: «ну что – давайте в вертолёт тащите!»
Их сначала снизу подтащили к месту где вертолёт сидел, а потом уже – я прилетел  … Мы улетели и они начали их подымать, потому, что там ведь длинная история –их подымать там и подъём и они всё же вес имеют. Надо втроём-вчетвером   (Говорю ): «Вы их к камню подтаскивайте,  сегодня мы не успеем забрать, а мы их завтра заберём». Ортюков им задание дал, а там – холодно и он говорит: «ну, тут делать нечего, полетели домой!» Что нам? -  собрались, запустили и…
 Они собрали, подтащили всех троих и когда опять прилетели они уже все вместе.. лежали
Во-от, и тогда я привёз печку-бочку   - попытался сесть туда, где они срубили лес.
А где была площадка?
МИ – а тогда это не снимали? – Григорьев не снимал? Григорьев же, да? Корреспондент?

И вот, когда они трупы эти начали таскать, я говорю  давайте я пока эти  эту бочку и продукты выгружу  и полетел Про посадки в колодец – я туда один раз сел, потом ещё два…  садился три раза всего.

 На другой раз – может через неделю – я привёз с собой ещё двоих лётчиков. Они прилетели на втором вертолёте, и я со своими лётчиками полетел на эту площадку учить их садится в такой колодец. Это – во время поисков, пока делать нечего. Ну что, вот мы прилетели туда, ну что там –стоять? Я одного лётчика посадил, пошли  - зашли на этот колодец – сел! Я другого посадил: взлетели-сели – всё! И, говорю –садись и домой улетайте!
 По фото: из дверцы вертоля  выглядывает военный. Это Ортюков?  нет, не Ортюков.  Ну, это наш веротолёт…
По фото с 2-мя вертолями
А вот тут где 68 – это не я, я тут не мог. Это не на горе… мо быть в Ивделе в аэропорту?
МИ: Бабенко был, помню. Летал
ВВП – не знаю, но даже если мы и вдвоём прилетели –то номера такого у меня никогда не было.
 Может это из Кауначса?
 -но я из Каунаса никогда и не брал туда!
МИ – но гражданские-то туда не летали никто! Один Ми1 был поисковым
ВВП Я никуда больше не летал, только сюда, только в это место прилетал и всё.
И пока я там находился с февраля месяца по май там никто никаких работ не выполнял, там куда я летал
 Я летал там только туда и-обратно: ГА до этого мо быть отвезли группу. Это может быть, я не возражаю.
Я – наверное  вы летали по этому маршруту, а они в это время снимали группы
ВВП - Нет, когда я летал, они в этот день не могли быть! Вертолётов не было.
Я –а не могло быть, что они прилетели, а вы улетели как раз? Или  ОН в 9-00 улетел, а вы в а\п в10-00 подъехали?
ВВП нет-нет-нет, такого не было! Ну мы бы знали, мне бы сказали, что там вертолёт находится! До меня он мог находится. Я думаю, что та группа, что сидела в лесу: их же кто-то привёз туда! Это я сейчас только подумал: ну откуда же там эта группа взялась?
МИ я слышала, что следом туда пошла группа пешком.
Я - группы высаживали шт Карпушин и пилот Пустобаев
 МИ –это может с другого округа? Я таких не знаю.
Про Ивдельский аэропорт: лётчики его обслуживали: они садились на озёра, обслуживали геологов. Если надо  в основном Як летал. Этот Патрушев. Там заключённые часто калечились и был санитарный рейс – везли их тогда в больницу в Ивдель. Поэтому я только знаю, что один Алексей Толстой там летал, один Ми1
Я - там мог летать ещё Гладырев..
ВВП – так на чём он мог летать?! Там не было, не было вертолётов!
Я в основном солдат возил: тулуп –валенки - шапка. Грязная…

Я-не помните Спицына, он ведь командир 123 Не помните?
МИ Нет!

ВВП: когда я только прилетел туда там былодин Ми4. Гражданский. Я потом спрашиваю: что у вас этот Ми четвёртый делает Говорят –он у нас ходит в направлении
Ивдель-Обь. Они там дорогу должны были прокладывать, вот они там геологов отвозят, они там пробы берут вот он на этом направлении работает
 Я говорю, а что, он не может туда полететь? Нет, это стоит большие деньги!
 Я же бесплатно. Они, говорит - с удовольствием полетели, но у того, кто заказывает –денег не хватает. И- вот и всё: он улетел и даже больше и не прилетал.
А Ми1  был, порхал там.. несколько раз. Но он маленький.
Я а что вы про Патрушева рассказывали, он знаменитое лицо был в Ивделе?
МИ – да нет, но по телевизору показывали, что он даже был близкий друг Дятлова.
Я – ну, это под вопросом. Но вот именно как лётчик, что он?
МИ – как лётчик – ну вот что… Витя не вывозил трупы с Ивделя до Свердловска. Может он возил до Свердловска?
Я – но вы его помните по Ивделю как работник аэропорта
МИ - ну и что, что - работник аэропорта?! Никого не помнила
Я – а зачем вообще там радист? там ведь диспетчер есть!
 МИ – как, а по рации работали, принимали погоду со всех областей?!
Я - командовать лётчиками  - это диспетчер? Он вам передает или он сам говорит?
 МИ - это диспетчер, он работает с экипажами, я только на радиостанции
ВВП:  она приняла радиограмму, передала метеорологам: в таком то районе такая-то погода. Или ей приходит радиограмма по перелёту такому-то. Она – диспетчеру такой-то допустим, оттуда-то запрашивается вылететь туда. Она ничего не может, принять решение.  А он, диспетчер, уже знает. Диспетчер всё может. Она только телеграмму передала, а он телеграмму читает и даёт ответ: запрещаю (это к примеру!)
Я – но вот вы пилот, вы летите и…
ВВП – только диспетчеру, только! С ней – никакой связи.
У нас с радистом даже радиостанции нету. У нас УКВ, а они – на средних!
МИ – позывной? Каёмка? Мы по такому не работали, у нас цифры были. Мы на ключе работали, не голосовая. У меня был цифровой и я работала только на ключе. Мы не принимали голосовые
МИ-не помню.
МИ - цифры, цифры были. Метеосводка приходила. Помню из Ханты-Мансийска, там радист работал не так, а… вот так..
МИ – я вообще узнала только… ООдин раз, я пришла, а у нас на работе –тьма народу, что приехали искать
 И один раз слышала, что три трупа и что у них позы все такие: как будто они бежали, да руки  - вот так у всех! как бы подняты

 ВВП – все.. руки как бы растопырены.
Я - но сейчас фото есть всякие, как обнаружили, и из морга фото.
ВВП – я знаю, что они так перемёрзшие были что…Я помогал грузить их и кому-то пятку обломил. У меня в руках пятка осталась! На носке висит и её не приклеишь туда
Я- может там например кусок льда в носке?
ВВП Да нет! Я чувствую, что прямо пятка отвалилась. Вот кость, вот стопа, так? Отломилась она так и.. крючок так стала… и на носке или чулке так висела… Я думаю – приклеишь так как-то и..
 Это всё внутри носка, но я чувствую, это именно тело обломалось. Ни вода, ничего. Потому, что даже конфигурация носка изменилась. И-потом я не стал помогать, думаю – ещё руку отломишь кому-нибудь , Для экспертизы ведь это все важно.
МИ – там очень холодно было. Очень!

Далее – смотрим фото экипажа.  Вертолёт №14
Новиков Михаил - штурман звена, точнее  - лётчик–штурман. Борттехник Немыко Николай
Ещё летчик штурман … просто, он поменялся, Валериан Овчиников.
 Затем я и Орюков.
Я – Вы за долгую лётную жизнь наверное и на спас работах бывали не раз и вообще. Насколько нормально, что на такие поиски летит начальник штаба, генерал-лейденант

ВВП: наша эск подчинялась командующему округа. Ну – как гараж его. И он только командует: Петров – полетели туда, Иванов – полетели сюда.
Я - так а зачем сам генерал-то полетел?
ВВП –когда он полетел, я думал, что это у нас как выходной или праздник –обязательно ЧП какое-нибудь: округ большой и везде что-то происходит. И – экипаж дежурный вседа ждёт. И вот, когда вылет дали я думаю: Ну-у-у, если начальник штаба летит! Это такое ЧП Он вообще не летает, если он полетит, то… Бывает, конечно, что он летает но туда, в те районы –ну куда? Мы-то летали куда по авиационным вопросам: на восток-на запад, на юг. А на север ничего по авиационным вопросам нету –ни аэродрома, ни полигона авиационного
 Я думаю: что же там произошло? Может кто-то что-то натворил из авиационных частей туда убежал –что начальник штаба летит?
 И когда мы сели в Ивдеи и смотрим, там  сто-олько людей всяких ходит: кто в погонах, кто без погон – но не в авиационной форме, я думаю – нет, это у них тут какое-то ЧП произошло. Мне же никто не докладывает Моё дело: привёз – сиди, жди…
 Вот он пролетал и сказал то - и то произошло. Вот тогда только я и узнал, что мы будем делать. А пока сидел –думал, что тут лагеря везде и зеки сбежали и натворили где-нибудь   убийство.  Я думал – мы или туда или оттуда кого-то будем возить.
 А оказалось – совсем другое!
Я - спрашиваю про 3 марта и запись у Григорьева.
ВВП – не знаю! Только мы могли возить, никто другой
МИ – не ты привёз, а привёз его этот… По2
ВВП – да нет,  я бы знал заявка бы от нас была, У нас как только кто летит куда  все знают, все связаны. Чтоб кто-то там?!
МИ – а вот почему искать стали, я могу сказать, мне женщина рассказала, что перед зданием КГБ в Свердловске собралась толпа родителей и политехнический институт
Я – а в Ивделе вообще было тихо? По вашему аэропорту как это прошло?
 МИ – у нас как? Вон он (показывает на ВВП) прилетел и больше ничего

Я но ведь прилетели гражданские и искали, и их было много.
ВВП   не знаю, я с диспетчером Парамоновым в таких хороших отношениях был…
МИ –не знаю, я принимала погоду
Я А Рахмонов, был такой у вас
МИ -это старый, пожилой человек
 ВВП – метеоролог? А вы его не видели самого?
Я с ним встречался лет через пять в Ундале –город меж Казанью и Свердловском. Поговорили..
МИ – я оттуда уехала в числа 24-4-25апреля
ВВП – я в мае без тебя летал?
МИ –без меня
 Я знаю, потому что перед отлётом я телеграмму эту получила. Перед тем как меня в Уктус перевели, почему я и помню
Радиограмма, что ракета села на Отортен
 Я –Села? Я понимаю, что могла упасть, но села?!
МИ – нет  села! Я когда давала радиограмму в Свердловск мне ответили: в тот район запуска ракет не было.
 Это я вот точно говорю
 Горлаченко сидел,  и этот был, не Парамонов, а другой. Я его потом в Свердловске встретила, на Уралмаше. Он мне говорит, меня опять взяли (в лётчики) я иду вторым!

ВВП – (выражая  большое сомнение) Ну не знаю! Не знаю, я не знаю. Я уже столько идей всяких наслушался тут теперь, в этой квартире…
 130 минута


Поблагодарили за сообщение: vesmar | Гайна | jack79 | Mikhalych 59 | ЯНЕЖ | Тебя | Олег_ВП