Кто убил сестру Кэти? - Криминал - форум Тайна.ли
Здравствуйте, Гость! Чтобы получить доступ ко всем функциям форума - войдите или зарегистрируйтесь.

Автор Тема: Кто убил сестру Кэти?  (Прочитано 1566 раз)

0 пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Неразгаданные тайны

  • Автор темы

  • Сообщений: 28
  • Благодарностей: 32

  • Был 31.03.21 22:37

    • Неразгаданные тайны
https://www.youtube.com/watch?v=bi7DOb9NeOg#


   Холодным днём в ноябре 1969 года, Отец Джозеф Маскелл, священник старшей школы архиепископии Кио в Балтиморе, позвал к себе в кабинет одну из учениц и предложил прокатиться. Когда в 14:40 прозвенел последний звонок, 16-летняя ученица католической школы для девочек по имени Джин Харгадон Венер, последовала за священником на стоянку и забралась на пассажирское сиденье его голубого Buick Roadmaster.

   Ранее за Маскеллом обычно не наблюдалось, чтобы он вот так запросто предлагал ученикам подвезти их домой, отвезти к доктору прямо во время учёбы или просто покататься. Крепкий харизматичный священник, которому на тот момент было 30 лет, в течение двух последних лет был главным духовным и психологическим советником в Кио и был хорошо известен в местном сообществе. Ежегодная плата за обучение в школе Кио составляла всего 200 долларов, что делало это место особо привлекательным для небогатых семей рабочей класса с юго-запада Балтимора, где преобладал католицизм. Эта школа была единственным выходом для людей, которые не могли себе позволить отправлять своих дочерей в более престижные частные школы. Многие родители учениц из Кио посещали воскресные мессы Маскелла. Он крестил их детей, и люди безоговорочно доверяли ему.

   Однако в тот день Маскелл не повёз Венер домой. Он проехал на своей машине мимо католической больницы и промышленных зданий, окружавших кампус Кио, а затем направился на окраину города. В конце концов, он остановился на территории свалки, вдали от домов и предприятий. Отец Джозеф вышел из машины, и белокурая веснушчатая девушка последовала за ним, он направлялся к мусорному полигону.

   Тогда она и увидела лежавшее на земле тело.

   За неделю до этого, Сестра Кэти Сесник, довольно популярная молодая монахиня, которая преподавала английский и литературу в 11 и 12 классе, а также руководила драматическим кружком в Кио, исчезла в пятницу вечером, когда отправилась по магазинам. Об исчезновении 26-летней девушки много говорили ученики, их родители и местные СМИ. В её поисках принимали участие люди со всего Балтимора. Они помогали полиции прочёсывать местные парки и лесные массивы.

   Как только Джин Венер увидела безжизненное тело, она сразу же узнала свою учительницу. На сестре Кэтрин Сесник всё ещё было пальто цвета морской волны, а по лицу ползали личинки. Венер попыталась смахнуть их своими руками. «Помогите убрать их!» - крикнула девушка в панике, повернувшись к священнику. Вместо этого, он подошёл к ней сзади, наклонился и прошептал на ухо: «Видишь, что может произойти, когда ты плохо говоришь о людях». Венер поняла угрозу. По её воспоминаниям, она испугалась так сильно, что не могла вымолвить ни слова.

   Впоследствии, по словам Джин Венер, её отвезли обратно в школу, в кабинет священника. Там был мужчина, которого она не смогла опознать. Он признался, что убил сестру Кэти, поскольку та узнала то, что происходило в стенах школы. Этот человек пригрозил Венер, что поступит так же и с ней, если та не поклянётся молчать.

    Два месяца спустя полиция сообщила, что двое охотников, проходя через свалку на окраине Балтимора, наткнулись на тело пропавшей монахини. На теле были следы удушья, а в затылке было отверстие. Вскрытие подтвердило, что девушка была убита ударом тупым предметом по голове, вероятнее всего, молотком или кирпичом.

   Но только совсем недавно Венер и другие выпускники Кио начали собирать воедино все воспоминания и впервые за многие десятилетия открыто говорить о минувших событиях, которые произошли с ними в старшей школе. Событиях, которые, по их мнению, связаны с убийством сестры Кэти. Они начали собственное расследование в надежде найти ответы на вопросы: кто и почему убил сестру Кэти?

   Кэтрин Энн Сесник родилась в 1942 году и являлась членом набожной католической семьи из Питтсбурга, Пенсильвания. В 18 лет она вступила в Школу сестёр Нотр-Дама. В конце 1960-х девушка начала преподавать в школе Кио, которая открылась в 1965 году. Те, кто знал сестру Кэти, помнили её духовную и физическую красоту. Кэтрин была тихой, сдержанной, дружелюбной и нежной. Её любили и уважали и как учителя, и как друга.

   Сесник была тёплая, яркая и поразительно красивая. Монахиня играла на гитаре и писала мюзиклы для девочек, чтобы те могли выступать на сцене. После того, как она читала ученикам пьесу Шекспира, она обязательно вела их на просмотр киноверсии «Ромео и Джульетты» 1968 года. Она изобретала творческие игры в слова, чтобы побудить девушек учить друг друга новым непонятным словам.

   В 1969 году сестры Кэти и её коллега сестра Хелен Рассел Филлипс стали участницами эксперимента. Они взяли долгосрочные отпуска в школе Кио, переехали из монастыря в отдельную квартиру, носили обычную повседневную одежду и начали преподавать в государственных школах. Квартира сестёр находилась на юго-западе Балтимора. Бывшие ученицы из Кио иногда заходили к ним по вечерам или на выходных, чтобы поболтать, попеть или вместе поиграть на музыкальных инструментах.

   Около половины восьмого вечера 7 ноября 1969 года Кэти Сесник сказал своей соседке по квартире (Хелен Рассел Филипс), что она собирается в банк, а затем хочет отправиться по магазинам, чтобы купить подарки на свадьбу своей двоюродной сестры. Она обналичила в банке чек на 255 долларов. Этот банк находился в Кэтонсвилле, Мэрилэнд. Затем она отправилась в торговый центр (Edmondson Village Shopping Center), где купила булочек. После того, как к 11 вечера монахиня так и не вернулась домой, её соседка позвонила двум знакомым священникам, которые приехали в квартиру девушек и оттуда вызвали полицию.

   После нескольких часов ожидания, все трое решили выйти на улицу. Выйдя из дома, за перекрёстком они заметили новый Ford Maverick сестры Кэти. Он стоял с нарушением правил парковки. Это было странно, поскольку буквально в 50 метрах от этого места, за домом, было личное парковочное место, отведённое для Кэтрин Сесник. Следов самой монахини обнаружено не было. Машина оказалась незаперта. На заднем сиденье лежал сломанный зонт, что указывало на возможную борьбу. Также в машине обнаружили булочки из пекарни. Шины автомобиля были в грязи.

   Позднее полиция сообщит, что в автомобиле не обнаружено чужих отпечатков пальцев. Лишь на переключателе поворотника была обнаружена ветка дерева с зацепившейся за неё жёлтой ниткой. Также ветки были обнаружены на радиоантенне.

   Расследование исчезновения сестры Кэти было поручено Нику Джанграссо, 28-летнему детективу из отдела по расследованию убийств, который к тому моменту проработал в полицейском управлении Балтимора уже 5 лет. Джанграссо вёл расследование в течение 3-х месяцев, а затем, когда тело девушки обнаружили за пределами города, ему пришлось передать дело детективам округа Балтимор. Спустя десятилетия, Джанграссо понимает, что между католической церковью и местной полицией были куда более тесные отношения, чем он себе представлял.

   В машине не было следов борьбы, поэтому стало ясно, что девушка не стала жертвой случайного нападения или ограбления. «Всё выглядело слишком чисто. Это должен был быть кто-то, кто был с ней знаком».

   Пропавшая монахиня была ростом 165 см, весом 52 кг. У неё были светлые волосы и светлая кожа, зелёные глаза. В день исчезновения на ней было пальто цвета морской волны, тёмно-синий костюм, жёлтый свитер и чёрные туфли. 

   В воскресенье, 9 ноября 1969 года, с раннего утра до позднего вечера 35 полицейских и 5 собак прочёсывали 14 кварталов на юго-западе Балтимора. Полиция стучала в двери, обыскивала переулки и заброшенные здания и отправляла людей и собак через промокшие от дождя парковые зоны до границы округа Балтимор. Им помогали многие гражданские поисковики.

   Городские детективы по расследованию убийств заявили, что у них нет оснований полагать, что молодая учительница-монахиня, исчезнувшая ранее, была похищена. Полиция заявила, что они пытались собрать воедино то, что произошло 7 ноября.

   Во вторник, 11 ноября, также вечером пропала 20-летняя Джойс Хелен Малецки. Она вышла из своего дома и отправилась за покупками в район Глен-Бёрни, а после – на встречу с другом на военную базу Форт-Мид. На следующий день была обнаружена машина Малецки. Она была припаркована на заправочной станции в районе Одентона. Машину с ключами в замке зажигания обнаружил брат Джойс. В машине обнаружили очки и продукты, купленные в Глен-Бёрни.

   В четверг, 13 ноября, тело Джой Малецки было обнаружено в реке Литтл-Патаксент. Его обнаружили два охотника на оленей, когда находились на западной окраине парка Солдиерс. Это место было тренировочной зоной базы Форт-Мид. Вскрытие показало, что жертва была избита и задушена. Её руки были связаны за спиной. На теле было несколько ссадин и царапин, что указывало на борьбу. Также на горле была глубокая ножевая рана, но эта рана не могла стать причиной смерти. Малецки была ростом 170 см, весом 50 кг.
 
   После того, как тело было обнаружено тело монахини Кэтрин Сесник, судмедэксперт (доктор Вернер У. Спитц) сделал вывод, что сестра Кэти умерла от перелома левого виска. Диаметр травмы составлял два дюйма и мог явиться следствием удара тяжёлым тупым предметом, например кирпичом. Следы на её шее свидетельствовали о том, что девушку душили. В своем отчете патологоанатом не смог с уверенностью сказать, была ли она изнасилована, потому что нижняя часть тела была изувечена животными. Но он отметил, что «состояние одежды указывало на сексуальную подоплеку этого убийства». По мнению доктора, сестра Кэти была убита в ночь похищения.

   Обналиченные в банке 255 долларов так и не были найдены, хотя кошелёк и личные вещи девушки лежали неподалёку от тела. Кольца и часы также оставались на ней, благодаря чему детективы исключили мотив ограбления.

   Одна из свидетельниц рассказала, что автомобиль сестры Кэти был припаркован в 20:30 на своём обычном месте. Но она не видела, кто был за рулём, и сколько человек находилось в машине. Другие свидетели видели машину уже припаркованную в неположенном месте в 22:30. Все сочли это странным, поскольку сестра Кэти никогда не стала бы нарушать правил парковки.

   Ещё один свидетель сообщил, что видел, как к автомобилю сестры Кэти подъехала ещё одна машина. Судя по всему, она знала владельца машины и могла встретить его либо в банке, либо в торговом центре.

   Судя по тому, что в автомобиле были обнаружены ветки, следователи предположили, что Сесник выходила из машины и заходила в лесной массив. Так как автомобиль был найден в полутора километрах от парка Ликин, полиция прочесала его с использованием служебных собак. Но это не принесло результатов.

   Первым подозреваемым в ходе расследования Джанграссо стал священник-иезуит Джерард Куб. Куб был одним из знакомых священников, которым звонила соседка Сесник, когда поняла, что Кэти пропала. Именно он позвонил в полицию и сообщил об исчезновении сестры Кэти. В то время Куб ухаживал за Сесник. За два года до этого, ещё до того как девушка приняла обет безбрачия, а он стал священником, он предлагал Кэтрин Сесник пожениться. Тогда она ему отказала, но они продолжали проводить время вместе и писать друг другу любовные письма. А за три дня до исчезновения монахини Куб позвонил ей и сказал, что всё ещё любит её. Он был готов оставить свой сан ради неё и надеялся, что она бросит монашество. «Я сказал: если захочешь уехать, то мы уедем и поженимся».

   Полиция вызвала Куба на допрос, но у мужчины было алиби. Он и его товарищ, тоже священник, ездили на ужин в центр Балтимора, а затем ходили в кинотеатр. Он предъявил все квитанции и билеты, а также дважды успешно прошёл проверку на детекторе лжи.

   Другой следователь из округа Балтимор по имени Гарри Бэннон в 2004 году рассказал одной из газет, что, по его мнению, Куб знал об убийстве сестры Кэти больше, чем рассказывал, но церковь вынудила его держать язык за зубами. «Вмешались церковные юристы, они поговорили с начальством в отделении полиции. Нам сказали: «Либо предъявите Кубу обвинение, либо отпустите его. Перестаньте его беспокоить. После этого нам пришлось снять с него подозрения. И это было досадно, потому что я уверен, что Куб знал больше, чем говорил». «Мы были абсолютно уверены, что идем в правильном направлении. … Если отец Куб этого не делал, он знал, кто делал. Мы все прекрасно осознавали возможность скандала из-за всего, что происходило внутри католической церкви между священниками и монахинями».

   Вторым подозреваемым в деле сестры Кэти стал Эдгар Дэвидсон. Он проживал с ней в одном районе, ранее за ним уже наблюдалось жестокое поведение. Однажды его жена заявила, что ночью 7 ноября он вернулся домой в окровавленной рубашке. Сам Эдгар сказал, что участвовал в драке. На самом деле, для него это было обычным делом, поэтому жена ничего не заподозрила. Когда сообщение об исчезновении сестры Кэти появилось в новостях, он якобы сказал своей жене: «Её тело найдут, когда наступит зима, она будет похоронена в снегу». Год спустя Дэвидсон подарил жене довольно дорогое ожерелье, в качестве подвески в нём использовался свадебный колокольчик. Интересно, что следователям так и не удалось установить, что сестра Кэти купила в качестве свадебного подарка своей сестре.

   Позже Дэвидсон был арестован, когда угнал машину и пытался на ней подцепить девушек-подростков. В 1976 году кто-то, похожий на него, позвонил в радиопрограмму по делу сестры Сесник и заявил, что знает человека, у которого были четки сестры Кэти. Однако эта информация так и не нашла подтверждения.

   Следующими подозреваемыми стали братья Шмидт. Ронни и Билли Шмидт работали и жили в Балтиморе. Ронни был женат и имел детей. После исчезновения сестры Кэти он начал сильно пить и употреблять наркотики. Билли был гомосексуалистом и жил напротив сестры Кэти. Члены семьи братьев рассказывали, что после той ночи, когда исчезла монахиня, оба брата очень сильно изменились. Жена Ронни рассказывала, что Билли и его парень часто начали переодеваться в священника и монахиню. Билли постепенно начал вести затворнический образ жизни. По ее словам, он иногда говорил о женщине на чердаке. Позже она нашла на чердаке манекен в одежде монахини. Несколько раз Билли пытался покончить с собой.

   Дочь Ронни утверждала, что отец, однажды, будучи пьяным, сказал, что начал пить, потому что убил женщину. Сын Ронни, которому на момент преступления было четыре года, позднее рассказал, что в одну из ночей, возможно в ту самую, он был с Билли и несколькими другими мужчинами увидел, как они оставили на набережной что-то завёрнутое в ковёр. Его слова так и не нашли подтверждения.
   
   Так или иначе, сам следователь Джанграссо, который ушёл в отставку в 1980 году, предчувствовал, что Сесник была убита неким человеком, который связан с церковью. Джанграссо допросил полдюжины священников, которые были знакомы с сестрой Кэти. Среди них был один человек, имя которого всплывало чаще других: отец Джозеф Маскелл, который работал с Сесник в Кио.  Джанграссо несколько раз пытался допросить этого человека, но каждый раз он ускользал от допросов.

   Джанграссо рассказал, что в те годы в Балтиморе было практически невозможно проводить расследования в отношении служителей церкви. Балтиморская архиепархия - старейшая в Соединенных Штатах, и церковь считает ее главной католической юрисдикцией в стране. Более половины жителей города считают себя католиками. По статистике, среди лиц, подвергшихся насилию со стороны священников, начиная с 1980 года, прокуратура Балтимора предъявила обвинения только трем из 37 священников. Только двое из этих священников были осуждены, а приговор одному из них был отменён в 2005 году.

   Один из детективов округа Балтимора, который пожелал остаться анонимом, рассказал, что его непосредственный начальник заставил его уничтожить некоторые отчёты, которые, по его мнению, могли бы не понравиться церкви.

   Особенно труднодостижимой целью среди всех служителей церкви был именно отец Маскелл. В те времена он был священником полиции округа Балтимор, полиции штата Мэрилэнд и Национальной гвардии Мэрилэнда. В машине Маскелла постоянно лежал полицейский сканер и заряженный пистолет. Священник частенько выпивал с полицейскими и выезжал с ними на ночное патрулирование, особенно на мелкие преступления или чтобы приструнить подростков, целующихся в машине.

   Боб Фишер, владелец автомастерской на юго-западе Балтимора, где Маскелл часто оставлял машину, рассказывал, как священник часто хвастался перед публикой своими полицейскими привилегиями. Старший брат Маскелла по имени Томми был настоящим героем. Он был полицейским, и в него стреляли, когда он попытался предотвратить ограбление магазина. Поэтому преследование Маскелла означало бы нарушение неписанных правил, которых придерживалась полиция. «Если был замешан полицейский или его семья, мы пытались их выручить. Когда мы узнали, что брат Маскелла был лейтенантом полиции, мы поняли, что у нас проблемы».

   Джанграссо впоследствии вспоминал, как начальство давило на него, чтобы он оставил Маскелла и других представителей духовенства в покое. Тот факт, что тело сестры Кэти было обнаружено за пределами его юрисдикции, в округе Балтимор, где Маскелл был священником, по мнению Джанграссо, не был случайным. Тем не менее, Джанграссо пришлось передать это дело полиции округа Балтимор, которая, в свою очередь, спустила дело на тормозах и так и не предъявила никому обвинений.

   Дело считалось висяком в течение двух десятилетий. Пока в 1994 году две женщины не выступили с громкими заявлениями против Джозефа Маскелла. Эти заявления связали его с убийством молодой монахини. Женщины, имена которых в судебных протоколах того времени указывались как «Джейн Доу» и «Джейн Роу», заявили, что будучи ученицами школы Кио, подвергались изнасилованиям со стороны Маскелла. Женщины подали гражданский иск против Маскелла, епархии Балтимора, школы сестёр Нотр-Дама, филиалом которой была школа Кио, а также против гинекоголога из Балтимора по имени Кристиан Рихтер. В иске они требовали возмещения морального ущерба в размере 40 млн долларов.

   Женщины использовали псевдонимы, поскольку боялись Маскелла и его старых друзей из полиции. Маскелл скончался в 2001 году, поэтому Джейн Доу и Джейн Роу, наконец, решились объявить общественности свои настоящие имена, Джин Венер и Тереза Ланкастер. Именно Венер заявляла, что Маскелл показал ей тело Сесник, прежде чем его обнаружили охотники. Поначалу следователи не поверили её словам. Их смутило, что она говорила про опарышей на лице девушки. Но, как известно, опарыши не могли появиться в ноябре, когда температура воздуха уже довольно низка. Однако, судя по результатам вскрытия, опарыши всё же были обнаружены в горле сестры Кэти – изначально публике не сообщили об этой детали.

   Сейчас Венер 64 года, она работает терапевтом, и у неё большая католическая семья в Балтиморе. Ланкастер 63 года, и работает она адвокатом общей практики на восточном берегу Мэриленда. По словам Венер, она на долгие годы похоронила в себе большинство тех ужасных воспоминаний о Кио. О насилии она начала вспоминать, начиная с 1992 года, когда увидела в школьном альбоме фото Маскелла и директора религиозных служб школы, отца Нила Магнуса. По её словам, эти фотографии вызвали в ней болезненные воспоминания, и подробности постепенно начали возвращаться в её память.

   Хотя Ланкастер всегда помнила большинство из того, что с ней произошло в Кио, она тоже подавила в себе некоторые подробности того ужаса. Это продолжалось до смерти её матери в 1993 году. При матери-католичке она избегала разговоров и даже мыслей о насилии. И только потом она начала вспоминать весь тот ужас, который перенесла в школе.

   Порой, выжившие неправильно запоминают подробности травмирующих событий. Но слова Ланкастер и Венер подтверждались протоколами судебных заседаний и допросами восьми других учениц Кио – четверо из них утверждали, что подвергались насилию со стороны Маскелла, а ещё четверым удалось избежать этого.

   Кио была обычной католической школой, где ученицы были обязаны носить клетчатые юбки до колен и блузки, застёгнутые на все пуговицы до шеи. Однако бывшие ученицы рассказывали, что в кабинете Маскелла и в соседнем доме приходского священника им предлагалась непринуждённая открытая среда, где можно было говорить о сексе и наркотиках, употреблять алкоголь и курить сигареты прямо на его красном велюровом диване.

   Маскелл был харизматичным молодым человеком. Он стал священником Кио в 1967 году, через два года после открытия школы. Тогда ему не было ещё и 30 лет. Широкоплечний  священник ирландского происхождения с голубыми глазами, он также работал психологом в школе. Позднее он получил учёную степень по психологии в престижном университете Джона Хопкинса.

   Бывшие ученицы Кио рассказали, что для своих грязных целей Маскелл использовал своё обаяние, психологическую подготовку и авторитет, с помощью которых сначала обезоруживал девушек, а затем манипулировал ими. Он постоянно повторял, что хочет для своих учениц только лучшего.

   Тереза Ланкастер рассказала, что в 1970 году к Маскеллу приехали её родители, чтобы поговорить о поведении дочери. Родители рассказали ему, что нашли в сумочке дочери косяк с марихуаной, а также жаловались на длинноволосого парня, с которым она встречалась. Однажды во время урока Маскелл по громкой связи вызвал девушку к себе в кабинет и закрыл дверь. Он снял с девушки одежду и заставил её обнажённую сесть к себе на колени. Как он сам говорил ей, его прикосновения были «благочестивы». Также он сказал, что хотя и не должен этого делать, но он способен помочь только при физическом контакте.

   Часто девушки не осознавали, что их насиловали. Какое-то время Ланкастер думала, что у неё со священником романтические отношения, и он любит её. Всё было как на свидании. Однако потом она узнала, что в его кабинете бывают и другие ученицы.

   Когда она начала осознавать истинную природу этих отношений, то не стала сопротивляться или кому-то рассказывать, поскольку Маскелл сразу же пригрозил, что в этом случае её отчислят за употребление наркотиков и отправят в школу девочек Монтроуз. Это было ужасное заведение для несовершеннолетних. Оно располагалось в городе Рейстертаун, штат Мэриленд. По ее словам, один или два раза он ударил ее и показал заряженный пистолет, который хранил в своём столе в школе. «Он дал мне понять, что я либо соглашусь с тем, что он хотел сделать, либо произойдёт что-то страшное».   
   
   Если Маскеллу попадалась ученица, которая казалась обеспокоенной или плохо себя вела, он вызывал её к себе в кабинет прямо с урока через громкоговоритель. Он звал её для «терапии». Венер рассказала, что она отправилась к директору религиозных служб Магнусу на исповедь. Ей было 14 лет, она чувствовала себя виноватой из-за изнасилования, которому подверглась в раннем детстве. По её словам, священник повернулся к ней в исповедальне, расспрашивал и подробностях изнасилования и при этом мастурбировал.

   После этого Маскелл и Магнус вызывали её в свои кабинеты для совместных консультаций. По их словам, всё это было направлено на то, чтобы помочь девушке обрести прощение Господа за то, что она сделала в детстве. По их словам, девушка была сама виновата в том, что была изнасилована в детстве. На её глазах священники мастурбировали, фотографировали её обнажённой и заставляли вступать в половую связь для полного «духовного исцеления».

   Впоследствии Маскелл начал вызывать Венер в свой кабинет, но уже без Магнуса. Там он показывал ей порнографию, рассказывал, что пытался просить для неё прощения у Господа.

   Тереза Ланкастер училась в Кио с 1968 по 1972 годы. По её словам, она подвергалась изнасилованиям со стороны Маскелла и других священников. У Маскелла был друг, гинеколог доктор Рихтер, который постоянно проверял, не забеременели ли девушки. Ланкастер утверждает, что Маскелл отвел ее к Рихтеру, чтобы провести тест на беременность, а затем изнасиловал ее на столе, пока Рихтер проводил обследование груди.

   Рихтер скончался в 2006 году, но он всегда отрицал любые обвинения во время судебного разбирательства в 1994 году, однако допускал возможность присутствия Маскелла во время обследований.

   Несколько женщин, которые решились дать интервью про Маскелла, рассказали, что священник организовал настоящий бордель. По словам Джин Венер, на последнем году обучения Маскелл начал водить её в церковь Святого Климента, где девушку насиловали другие мужчины, которых Маскелл называл брат Эд, брат Тед и брат Боб. Чтобы Венер ничего не рассказала, Маскелл убеждал её, что она участвует во всём это по собственному желанию. Однажды он приставил к её виску незаряженный пистолет и нажал на курок. Затем он сказал, что её отец, который служил в полиции, сделает то же самое, но с заряженным пистолетом, если узнает, что его дочь развлекается с пожилыми мужчинами.

   Ланкастер, Венер и ещё одна жертва по имени Донна ФонДенБош вспоминали, как в изнасилованиях принимали участие полицейские. Это было как в школе, так и за её пределами. ФонДенБош, которая стажировалась в качестве медсестры, видела полицейского в форме, а затем она очнулась в кабинете Маскелла. Состояние было совершенно разбитое, а блузка была застёгнута не так, как её застегивала сама девушка. 

   Венер рассказывала, что при встречах с полицейскими всегда присутствовал Маскелл. Он следил за тем, чтобы девушки не пытались сбежать. Однажды он разозлился на то, что Венер испугалась мужчин, ведь она должна была вести себя так, словно всё происходит по обоюдному согласию. Он толкнул её к зеркалу и закричал: «Взгляни на эту шлюху. Никогда не веди себя так, будто тебе страшно!».

   Единственным человеком, который пытался помочь девочкам, была сестра Кэти Сесник. Венер рассказала, что в 1969 году, в конце второго курса, Сесник осталась в классе наедине с девочкой. Она деликатно спросила: «Священник причиняет тебе боль?». На что Венер лишь кивнула. Сесник велела девочке отправляться домой и насладиться летними каникулами. Она сказала, что во всём разберётся.

   66-летння Кэти Хобек также рассказала, что просила сестру Кэти защитить её от Маскелла, когда училась в Кио в 1968 году. Осенью 1969 года Сесник покинула Кио и устроилась на новую работу в старшую школу Вестерн в Балтиморе. Но она поддерживала плотный контакт со своими бывшими подопечными, которые регулярно приходили к ней в гости. Некоторые из них часто говорили о Маскелле. За два дня до исчезновения сестры Кэти у неё в гостях были Хобек и ещё одна девочка, её одноклассница. Монахиня спросила, беспокоит ли их ещё Маскелл. «Мы сказали ей нет, и на этом всё закончилось».

   Но далеко не всем девочкам так повезло. Несмотря на обещания Сесник уладить ситуацию с Маскеллом, он продолжал насиловать Джин Венер, когда девочка вернулась после каникул в школу. Стало даже ещё хуже. За день до исчезновения сестры Кэти к ней также приходили девушки и рассказывали про Маскелла. Впоследствии, много лет спустя, эти женщины согласились дать интервью.

   По их словам, прямо посреди разговора, в квартиру Кэтрин Сесник без стука вломились Маскелл и Магнус. «Маскелл уставился на меня. Он знал, зачем я сюда пришла». После этого девочка сразу же покинули квартиру монахини. На следующий день Маскелл вызвал её к себе в кабинет. У него в руках был пистолет и он пригрозил, что если кто-то узнает про изнасилования, то священник убьёт её, её парня и всю её семью. В эту же ночь исчезла сестра Кэти.

   В начале 90-х годов прошлого века детективы начали использовать новые методы судебной экспертизы, которые были недоступны им 25 лет назад. Одним из таких методов являлось составление психологического портрета преступника на основе обстоятельств совершения преступления и обнаруженных улик. По мнению эксперта в этой области, убийство сестры Кэти совершил незнакомый ей человек. Однако, девушка изредка могла пересекаться с этим человеком ранее. Скорее всего, по его словам, убийца не знал, что жертвой была монахиня. Сначала он планировал просто ограбить девушку, но впоследствии появился сексуальный подтекст. Убийца был знаком с районом, где жила Кэтрин Сесник и с Monumental Avenue, где впоследствии было обнаружено тело.

   В июне 1992 года, более чем через 20 лет после убийства Сесник, Венер решилась пойти в архиепископию Балтимора и предъявить обвинения отцу Джозефу Маскеллу. Церковь временно отстранила его от служения для проведения психологической оценки. Маскелл уволился из Кио в 1975 году, после этого он работал пастором в церкви Святого креста, примерно в 7 км от Кио.

   В течение следующих месяцев Маскелл был направлен на обследование и лечение. Всё это время архиепископия пыталась отыскать других жертв Маскелла, чтобы подтвердить обвинения против него. Маскелл отрицал все обвинения. После нескольких месяцев безуспешных попыток подтвердить обвинения архиепископия снова допустила Маскелла к службам.

   Представитель школы Кио, которая теперь носит название «Старшая школа Сетон Кио» отказалась от любых комментариев, но отметила, что в настоящее время в школе не работает ни один из сотрудников тех лет.

   Хотя церковь утверждала, что не могла найти жертв, которые могли бы подтвердить слова Джин Венер, у адвокатов Венер таких проблем не возникло. В 1993 году они разослали письма всем выпускникам Кио 60-х – 70-х годов, а также разместили в газете Baltimore Sun объявление с вопросом, не помнит ли кто об изнасилованиях в школе Кио. Впоследствии на эти сообщения откликнулись более 30 женщин. История Терезы Ланкастер была настолько убедительной, что адвокаты Венер пригласили ее выступить в качестве соистца в гражданском иске против отца Маскелла, доктора Рихтера, церкви и ордена монахинь, руководившего Кио.

   Маскелл и Рихтер категорически отрицали все обвинения. В 1995 году после громкого судебного разбирательство дело было исключено из судебного разбирательства по формальным причинам. Дело в том, что по законам Мэриленда, жертвы сексуального насилия могут подать иск не позднее трёх лет с момента совершения насилия. Однако адвокаты женщин настаивали, что их подзащитные только недавно начали вспоминать о некоторых фактах насилия. Из-за перенесённой психологической травмы у жертв произошло подавление памяти, и они не могли вспомнить всех подробностей на протяжении многих лет после выпуска.

   Однако церковь пригласила католического психиатра (Пола МакХью), который в ходе судебных заседаний 1990-х годов успешно доказывал, что воспоминания о сексуальном насилии нельзя сначала подавить, а затем восстановить. В то время концепция подавления памяти вызвала серьёзную негативную реакцию. В 1980-х годах было несколько громких судебных преследований работников детских садов на основании восстановленных воспоминаний, которые позже оказались ложными.

   Таким образом, женщины проиграли дело, но их показания побудили полицию начать новое расследование в отношении причастности Маскелла к изнасилованиям и убийствам. Поиски улик долго не приносили результатов, пока в полицию не позвонил могильщик из Балтимора по имени Уильям Стори и не дал ценную наводку.

   В 90-х Стори работал садовником на кладбище Святого креста. Он рассказал, что в 1991 году Маскелл приказал ему вырыть на кладбище яму размером 3,5х3,5 метров. В этой яме Маскелл закопал большое число конфиденциальных документов. Могильщик передал полиции нарисованную от руки карту с указанием местоположения документов.

   В августе 1994 года полиции проверила эту наводку, и ей действительно удалось выкопать ящики, которые, в основном, были заполнены бумагами с психологическими оценками студентов Кио, которых консультировал Маскелл. В нескольких коробках лежали фотографии обнажённых несовершеннолетних девочек. Одних только этих доказательств было достаточно, чтобы посадить Маскелла за хранение детской порнографии.

   Но эти фотографии так и не попали в хранилище вещдоков. Детектив рассказал, что они загадочным образом исчезли сразу после раскопок, а газета Baltimore Sun сообщила, что были обнаружены только психологические тесты и аннулированные чеки.

   Полиция продолжала поиск улик, но Маскелл оказался таким же скользким типом, как и в 1969 году. Детектив, который начал заниматься делом об убийстве Кэтрин Сесник, рассказал, что как только он начал заниматься этим делом, ему тут же позвонил один из его начальников и сказал: «Послушай, малыш, это дело погубит твою карьеру. Мы уже тогда знали, кто, чёрт возьми, убил её. Узнаешь и ты, но тебе не нужно этого знать. Оставь это дело».

   Прежде, чем у полиции появилась возможность допросить Маскелла в 1994 году, он лёг в медицинское учреждение с заявлениями, что ему нужна помощь, чтобы справиться со стрессами и тревогой, вызванными всем этим разбирательством. Спустя несколько недель он выписался оттуда и сбежал в Ирландию, где продолжил работать священником. В феврале 1995 года его лишили церковного сана.
   Правоохранительные органы прекратили расследование после того, как Маскелл бежал из страны. В 1998 году он вернулся в США. Он умер от инсульта в 2001 году в возрасте 62 лет, ему так и не было предъявлено никаких обвинений. Вплоть до смерти он заявлял о своей невиновности. Магнус умер в 1988 году. Рихтер скончался в 2006 году. По словам Джин Венер, она была «раздавлена» тем, что её дело было прекращено, и что никто так и не был привлечён к ответственности. Она сказала, что чувствует предательство со стороны церкви, школы, полиции и системы правосудия.

   Тереза Ланкастер стал активисткой по вопросам преследования сексуального насилия над детьми. Она работает напрямую с потерпевшими через Сеть выживших лиц, подвергшихся насилию со стороны священников, национальную правозащитную группу, широко известную как SNAP, и недавно она выступила в Законодательном собрании штата Мэриленд в поддержку законопроекта, который продлит срок давности по делам о сексуальном насилии.

   В 2010 году церковь в качестве извинений выплатила Джин Венер 40 000 долларов. Архиепископия также предложила предоставить ей возможность лично попросить архиепископа О'Брайена извиниться перед ней за насилие. Она отказалась.

   В мае 2016 года Архиепископия Балтимора опубликовала список из десятков священников и религиозных братьев, обвиненных в сексуальном насилии. Список, размещенный на сайте епархии, включает имена 71 священнослужителя. В этом же году премию Оскар в номинации «лучший фильм» получила картина «В центре внимания», которая повествует о скандале вокруг сексуальных домогательств в католической церкви, произошедших в Бостоне.

   В ноябре 2016 года Архиепископия Балтимора выплатила несколько компенсаций людям, которые утверждали, что подверглись сексуальному насилию со стороны Маскеллы. С 2011 года этим 16 лицам выплачено, в общей сложности, 472 тыс. долларов. На Маскелла так и не было заведено уголовное дело.

   28 февраля 2017 года полиция округа Балтимор эксгумировала тело Маскелла, чтобы сравнить его ДНК с ДНК, взятым с места преступления.

   4 мая 2017 года окружная полиция сообщила, что они также изучают возможные связи между убийством Кэтрин Сесник и смертью трех других девушек, чьи тела были найдены в других юрисдикциях: 20-летней Джойс Хелен Малецки, которая исчезла через несколько дней после смерти монахини, и чье тело было найдено в Форт-Мид; 16-летней Памелы Линн Коньерс, тело которой было найдено в округе Энн Арундел в 1970 году; и 16-летней Грейс Элизабет Монтани, тело которой было найдено в 1971 году в Южном Балтиморе.

   17 мая 2017 года полиция округа Балтимор объявила, что ДНК Маскелла не соответствует ДНК, взятой с места преступления по делу сестры Сесник. Полиция заявила, что они получили результаты из лаборатории судебной экспертизы в Вирджинии, которая исключила, что ДНК Маскелла присутствовала на месте преступления.

   19 мая 2017 года Netflix выпускает первую серию документального фильма «Хранители», посвящённого делу сестры Кэтрин Сесник. Дело до сих пор не раскрыто.    
Автор YouTube-канала "Неразгаданные тайны"

BIF

  • Под наблюдением

  • Сообщений: 5 300
  • Благодарностей: 2 216

  • Был вчера в 18:14

Кто убил сестру Кэти?
« Ответ #1 : 16.03.21 19:42 »
По этому делу у ракитина есть весьма подробный очерк.