Здравствуйте, Гость! Чтобы получить доступ ко всем функциям форума - войдите или зарегистрируйтесь.

Автор Тема: Пропавшая арктическая экспедиция Брусилова  (Прочитано 2076 раз)

0 пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

mogar333

  • Автор темы

  • Сообщений: 470
  • Благодарностей: 388

  • Был 15.07.19 12:51

Не знаю, почему то меня история этой экспедиции зацепила, как говорится. Не скажу, что я всю информацию по ней перелопатил, но и той, что в википедии уже не мало...  https://ru.wikipedia.org/wiki/Экспедиция_Брусилова

Трагическая и очень грустная история, поскольку, если сравнивать с трагедией группы Дятлова, всё развивалось гораздо медленнее, и остались выжившие, благодаря которым можно в некоторой степени осознать, прочувствовать этот трагизм. (В отличие от группы Дятлова, где до сих пор не ясно даже не со 100 процентной, а даже с 50 % уверенностью, как развивались события... ) Есть параллели в этой истории с гибелью экспедиции Франклина. А вспомнил я об этом благодаря этой статье https://cont.ws/@valentindeg/648121
Правда что они там разглядели - не понятно... По моему, никаких остатков корабля там, конечно нет, унесло его гораздо западнее, я бы ещё поверил может быть, если бы нашли что-то подобное на Шпицбергене...
« Последнее редактирование: 24.06.17 20:40 »


Поблагодарили за сообщение: wolf_33 | Varnasha | Alla Shakhova | Шелонь | Артурыч

Артурыч


  • Сообщений: 114
  • Благодарностей: 37

  • Был 28.06.19 00:23

Не знаю, почему то меня история этой экспедиции зацепила, как говорится. Не скажу, что я всю информацию по ней перелопатил, но и той, что в википедии уже не мало...  https://ru.wikipedia.org/wiki/Экспедиция_Брусилова

Трагическая и очень грустная история, поскольку, если сравнивать с трагедией группы Дятлова, всё развивалось гораздо медленнее, и остались выжившие, благодаря которым можно в некоторой степени осознать, прочувствовать этот трагизм. (В отличие от группы Дятлова, где до сих пор не ясно даже не со 100 процентной, а даже с 50 % уверенностью, как развивались события... ) Есть параллели в этой истории с гибелью экспедиции Франклина. А вспомнил я об этом благодаря этой статье https://cont.ws/@valentindeg/648121
Правда что они там разглядели - не понятно... По моему, никаких остатков корабля там, конечно нет, унесло его гораздо западнее, я бы ещё поверил может быть, если бы нашли что-то подобное на Шпицбергене...
Некий ореол романтизма этой экспедиции придала повесть "Два капитана" Вениамина Каверина.


Но парадокс повести "Два капитана", высоко оцененной как художественное произведение, состоит в том, что она ничтожна в своей исторической сути.  Это эклектика исторических фактов с домыслами автора все же заставляет любителей истории путешествий и экспедиций  по новому посмотреть на описываемые события, дабы понять художественные (и журналистские) методы извращения реальных событий ( в т.ч. имеющие место быть в "дятловской трагедии").
  И так... приступим к новому расследованию:
  "Не ищите этого имени, дорогие ребята, в энциклопедических словарях! Не старайтесь доказывать, как это сделал один мальчик на уроке географии, что Северную Землю открыл Татаринов, а не Вилькицкий. Для моего «старшего капитана» я воспользовался историей двух отважных завоевателей Крайнего Севера.
У одного я взял мужественный и ясный характер, чистоту мысли, ясность цели – всё, что отличает человека большой души. Это был Седов.
У другого – фактическую историю его путешествия. Это был Брусилов.
 Дрейф моей «Св. Марии» совершенно точно повторяет дрейф брусиловской «Св. Анны». Дневник штурмана Климова, приведённый в моём романе, полностью основан на дневнике штурмана «Св. Анны», Альбанова – одного из двух, оставшихся в живых участников этой трагической экспедиции. Однако только исторические материалы показались мне недостаточными.
Я знал, что в Ленинграде живёт художник и писатель Николай Васильевич Пинегин, друг Седова, один из тех, кто после его гибели привёл шхуну «Св. Фока» на Большую Землю. Мы встретились – и Пинегин не только рассказал мне много нового о Седове, не только с необычайной отчётливостью нарисовал его облик, но объяснил трагедию его жизни – жизни великого исследователя и путешественника, который был не признан и оклеветан реакционными слоями общества царской России."

Из "ПИСЬМО К ЧИТАТЕЛЯМ В. КАВЕРИНА (ОБ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ РОМАНА «ДВА КАПИТАНА»)"
http://chto-chitat-detyam.ru/kaverin-pismo.html
« Последнее редактирование: 23.05.19 15:53 »

Артурыч


  • Сообщений: 114
  • Благодарностей: 37

  • Был 28.06.19 00:23

...
  "Не ищите этого имени, дорогие ребята, в энциклопедических словарях! Не старайтесь доказывать, как это сделал один мальчик на уроке географии, что Северную Землю открыл Татаринов, а не Вилькицкий. Для моего «старшего капитана» я воспользовался историей двух отважных завоевателей Крайнего Севера.
У одного я взял мужественный и ясный характер, чистоту мысли, ясность цели – всё, что отличает человека большой души. Это был Седов.
У другого – фактическую историю его путешествия. Это был Брусилов.
 Дрейф моей «Св. Марии» совершенно точно повторяет дрейф брусиловской «Св. Анны». Дневник штурмана Климова, приведённый в моём романе, полностью основан на дневнике штурмана «Св. Анны», Альбанова – одного из двух, оставшихся в живых участников этой трагической экспедиции. Однако только исторические материалы показались мне недостаточными.
Я знал, что в Ленинграде живёт художник и писатель Николай Васильевич Пинегин, друг Седова, один из тех, кто после его гибели привёл шхуну «Св. Фока» на Большую Землю. Мы встретились – и Пинегин не только рассказал мне много нового о Седове, не только с необычайной отчётливостью нарисовал его облик, но объяснил трагедию его жизни – жизни великого исследователя и путешественника, который был не признан и оклеветан реакционными слоями общества царской России."

Из "ПИСЬМО К ЧИТАТЕЛЯМ В. КАВЕРИНА (ОБ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ РОМАНА «ДВА КАПИТАНА»)"


 Георгий Львович Брусилов
Экспеди́ция Бруси́лова — экспедиция 1912—1914 годов, предпринятая Георгием Львовичем Брусиловым на паровой шхуне «Святая Анна» с целью впервые в истории пройти Северным морским путём под российским флагом.

Георгий  родился в городе Николаеве в семье офицера (впоследствии вице-адмирала) Льва Алексеевича Брусилова (1857—1909). Родной дядя Георгия (старший брат отца) — известный генерал Алексей Алексеевич Брусилов (1853—1926).

Полярные экспедиции Нансена, Пири, Амундсена и Скотта вызвали в России большой общественный интерес. В этой атмосфере морской офицер Георгий Львович Брусилов решил предпринять собственную арктическую экспедицию.

В 1912 году Брусилов получил на службе отпуск и организовал своих ближайших родственников в акционерное зверобойное общество[2], предполагавшее извлечь прибыль из попутного зверопромысла в арктических широтах.

Для нужд экспедиции Брусилов за 20 тысяч рублей приобрёл в Великобритании паровую шхуну (трехмачтовую баркентину) «Бленкатра», остававшуюся, несмотря на 45-летний возраст, в хорошем состоянии. В. И. Альбанов позднее писал: «…так сохранилась, что ей трудно дать больше 20 лет, как бы усердно не искать изъянов в её шпангоутах, бимсах, кницах и обшивках»[1].

Репортёр петербургской газеты «Новое время» (выпуск от 18 июля 1912 года) так описывал свои впечатления от посещения судна:

«…нас встретил старший помощник капитана лейтенант Андреев Н. С., проводил в салон, где кожаные кресла и диваны, рассказал о целях экспедиции… „Св. Анна“ построена в 1867 году, грузоподъемность её 231 тонна, толщина бортов 27 дюймов, машина имеет мощность 400 индикаторных сил, ход 7—7,5 узлов… Пойдут вокруг Ньордкапа, остановятся на 3—4 дня в Архангельске, далее — в Карское море, обойдут полуостров Ямал и будут стремиться обогнуть мыс Челюскин, и, если это удастся, перезимуют в устье реки Хатанги. Далее пойдут вдоль побережья Сибири к Берингову проливу…»[2]

Судно было переименовано в честь основного инвестора экспедиции, Анны Николаевны Брусиловой (жены его дяди, московского землевладельца Бориса Алексеевича Брусилова)[3], выделившей 90 тысяч рублей[2]. Под новым именем «Святая Анна» шхуна покинула Санкт-Петербург 10 августа 1912 года.
Экспедиционное судно вышло из Санкт-Петербурга и обогнуло Скандинавский полуостров. Зайдя в Александровск-на-Мурмане, пополнив там запасы и окончательно сформировав экипаж, 10 сентября 1912 года «Святая Анна» проследовала в восточном направлении. 17 сентября 1912 года шхуна прошла Карские Ворота, однако уже через неделю была зажата льдами у западного побережья Ямала и начала дрейф в северном и северо-западном направлении.

 В апреле 1914 года после полутора лет дрейфа, когда шхуна находилась севернее архипелага Земля Франца-Иосифа, отряд из 11 человек во главе со штурманом Валерианом Альбановым отправился в южном направлении. 9 человек из этого отряда по пути погибли или пропали без вести, лишь Альбанов и матрос Конрад были спасены экспедицией Георгия Седова, возвращавшейся на материк после зимовки на острове Гукера.

Судьба 13 членов экспедиции, оставшихся на борту «Святой Анны», после апреля 1914 года неизвестна[1].


Карта района экспедиции лейтенанта Брусилова в 1912—1914 гг.
из книги В. И. Альбанова «На юг к Земле Франца Иосифа!» — Петроград, 1917 год
.

======================

Добавлено позже:
...
 (ОБ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ РОМАНА «ДВА КАПИТАНА»)


Гео́ргий Я́ковлевич Седо́в
Гео́ргий Я́ковлевич Седо́в (23 апреля [5 мая] 1877 — 20 февраля [5 марта] 1914) — русский гидрограф, полярный исследователь, старший лейтенант. Организатор  экспедиции к Северному полюсу, во время которой умер, не достигнув заявленной цели.

Выходец из рыбацкой семьи, офицер военно-морского флота (старший лейтенант), действительный член Русского географического общества, почётный член Русского астрономического общества.
Участвовал в экспедициях по изучению острова Вайгач, устья реки Кары, Новой Земли, Карского моря, Каспийского моря, устья реки Колымы и морских подходов к ней, Крестовой губы.

В советское время деятельности Седова уделялось особое внимание, поскольку он являлся выходцем из беднейших слоёв народа, а сегодня наоборот - пытаются найти его вину через его "неправильное" сословное происхождение.

План экспедиции и её финансирование
Изначально экспедиция предполагала государственное финансирование.
Рассмотрев представленный Седовым план достижения Северного полюса, комиссия Главного Гидрографического управления его отвергла из-за его абсолютной фантастичности и нереальности, и в выделении средств отказала, хотя в комиссию входили многие специалисты, очень благожелательно настроенные по отношению к Г. Я. Седову (например, А. И. Варнек) и даже откровенно покровительствующий ему Ф. К. Дриженко.
Запрос на выделение 50 тысяч рублей, направленный в Государственную Думу по инициативе «Русской национальной партии», тоже получил отказ[21].
При поддержке Ф. К. Дриженко Седову был предоставлен по службе отпуск на два года с сохранением содержания[22].

Седов, при активной поддержке газеты «Новое время» и её совладельца М. А. Суворина, организовал сбор добровольных пожертвований на нужды экспедиции. Многочисленные публикации в «Новом времени» вызвали в России большой общественный резонанс. Частный взнос в размере 10 тысяч рублей сделал также император Николай II. Суворин выдал экспедиции деньги в кредит — 20 тысяч рублей. Удалось собрать ещё около 12 тысяч. Жертвователям вручали знаки с надписью «Жертвователю на экспедицию старшего лейтенанта Седова к Северному полюсу». В центре изготовленного из тёмной бронзы круглого жетона среди полярных льдов и снегов во весь рост изображён лыжник. Жетон носили на бело-сине-красной ленте. Три знака изготовили из золота. Их получили председатель комитета М. А. Суворин, Фритьоф Нансен и капитан 1 ранга П. И. Белавенец.

Подготовка экспедиции
На собранные средства 23 июля 1912 года Седов арендовал[9] у зверопромышленника В. Е. Дикина старую парусно-паровую шхуну «Святой великомученик Фока», бывший норвежский зверопромысловый барк «Гейзер» (норв. Geyser) 1870 года постройки, ранее принадлежавший «Мурманской научно-промысловой экспедиции»[9]. Судно имело водоизмещение 273 т, паровая машина мощностью 100 л. с. и парусное вооружение обеспечивали скорость до 6-7 миль в час, корпус из дуба с металлической обшивкой имел длину 133,3 фута и ширину 30,2 фута. Из-за спешки судно не удалось полностью отремонтировать, и экипаж беспокоила течь[23]. «Святой великомученик Фока» был оборудован радиостанцией, однако Морское министерство отказалось направить в экспедицию радиста, а Седову не удалось нанять своего, из-за чего аппаратура оказалась бесполезной[9] и была оставлена в Архангельске[22]. Из 85 ездовых собак лишь 35 были закуплены в Тобольской губернии. Остальные — дворняги, которых отловили прямо на архангельских улицах, — впоследствии себя не оправдали, многие из них погибли на Земле Франца-Иосифа. Навигационные приборы предоставляли Гидрометеорологическая служба отдела торговых портов, Главная физическая обсерватория и Главное гидрографическое управление.

19 августа 1912 года выяснилось, что грузоподъёмность «Фоки» не позволяет взять все необходимые экспедиции припасы[24]. В результате после частичной разгрузки на берегу были оставлены часть продовольствия, топлива, питьевой воды и снаряжения (в том числе примусы)[8].
24 августа 1912 года капитан Дикин, помощник капитана, штурман, механик, помощник механика и боцман «Святого великомученика Фоки» отказались выходить в море с Седовым из-за плохой подготовки к плаванию и уволились с судна[24]. Седову пришлось срочно набирать новую команду.

Участник экспедиции В. Ю. Визе писал:
Многое из заказанного снаряжения не было готово в срок… Наспех была набрана команда, профессиональных моряков в ней было мало. Наспех было закуплено продовольствие, причём архангельские купцы воспользовались спешкой и подсунули недоброкачественные продукты. Наспех в Архангельске были закуплены по сильно завышенной цене собаки — простые дворняжки. К счастью, вовремя подоспела свора прекрасных ездовых собак, заблаговременно закупленных в Западной Сибири[25].
Перед выходом экспедиции некоторые участники её указывали Седову на неуместность включения солонины в список основных пищевых продуктов экспедиции. Но Седов был упрямый человек и от солонины не отказался, сославшись на то, что в военном флоте и гидрографических экспедициях всегда употребляли солонину
[24].
Трудности, которые пришлось преодолевать при подготовке, значительно задержали выход экспедиции и впоследствии осложнили её, вызвав вынужденную зимовку у берегов Новой Земли.


==================
ВЫВОД:
Как иы можем здесь убедится, автор "Двух капитанов"  перенес и "повесил всех собак" с экспедиции Седова  на совесть причастных к экспедиции  родственников Брусилова (в образе Татариновых) ... в общем то настоящих меценатов и очень даже порядочных людей.
« Последнее редактирование: 24.05.19 13:01 »

Артурыч


  • Сообщений: 114
  • Благодарностей: 37

  • Был 28.06.19 00:23

КАК ПОГИБЛА «СВЯТАЯ АННА»?..



http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5950/


Поблагодарили за сообщение: Liana | mogar333

JOHN2014


  • Сообщений: 176
  • Благодарностей: 127

  • Был 21.06.19 22:08

автор "Двух капитанов"  перенес и "повесил всех собак" с экспедиции Седова  на совесть причастных к экспедиции  родственников Брусилова (в образе Татариновых) ... в общем то настоящих меценатов и очень даже порядочных людей.
Не зря мне эта книга всегда не нравилась.
Спасибо автору за тему, очень интересно. И печально.

Combinator


  • Сообщений: 1 073
  • Благодарностей: 409

  • Был сегодня в 22:04

Не зря мне эта книга всегда не нравилась.
Спасибо автору за тему, очень интересно. И печально.
Ну это всё же художественное произведение (роман), а не документальная повесть. Думаю, автор в некотором смысле в угоду моде того времени, описал выходца из народа Седова как благородного героя, которому недруги всё время мешают совершить задуманный поход. Всё, конечно, было проще. Седов был одержим подвигом и желанием прославить Россию, но, в то же время, и большим авантюристом, а его попытка уже будучи больным, и имея лишь 20 собак, пройти вместе с двумя матросами до Северного полюса около 1000 км, а потом ещё и вернуться назад, это уже было просто безумие.
« Последнее редактирование: 29.05.19 13:35 »

Rito


  • Сообщений: 7
  • Благодарностей: 3

  • Был 14.07.19 16:14

его попытка уже будучи больным, и имея лишь 20 собак, пройти вместе с двумя матросами до Северного полюса около 1000 км, а потом ещё и вернуться назад, это уже было просто безумие.
По странной иронии, Седов, стремившийся к полюсу, не ушёл дальше земли Франца-Иосифа, а Брусилов, вовсе не туда отправлявшийся, оказался гораздо севернее. Теоретически, мог и на полюсе оказаться, и даже первым из всех, раз уж достижение полюса Куком и Пири под сомнением.

JOHN2014


  • Сообщений: 176
  • Благодарностей: 127

  • Был 21.06.19 22:08

Седов был одержим подвигом и желанием прославить Россию, но, в то же время, и большим авантюристом, а его попытка уже будучи больным, и имея лишь 20 собак, пройти вместе с двумя матросами до Северного полюса около 1000 км, а потом ещё и вернуться назад, это уже было просто безумие.
Не меньшим авантюристом был Брусилов. Я тут обратил внимание когда он начал свою экспедицию - 10 сентября!!! Для тех краев это уже глубокая осень. Не удивительно что их тут же затерли льды.
« Последнее редактирование: 29.05.19 14:19 »

Rito


  • Сообщений: 7
  • Благодарностей: 3

  • Был 14.07.19 16:14

Не меньшим авантюристом был Брусилов. Я тут обратил внимание когда он начал свою экспедицию - 10 сентября!!! Для тех краев это уже глубокая осень. Не удивительно что их тут же затерли льды.
Ну это не было сюрпризом для него - пройти в одну навигацию по Севморпути вряд ли бы удалось. Сюрпризом было  Обь-Енисейское течение, унесшее "Святую Анну" от берегов Ямала далеко на север.


Поблагодарили за сообщение: Артурыч

Артурыч


  • Сообщений: 114
  • Благодарностей: 37

  • Был 28.06.19 00:23

Ну это не было сюрпризом для него - пройти в одну навигацию по Севморпути вряд ли бы удалось. Сюрпризом было  Обь-Енисейское течение, унесшее "Святую Анну" от берегов Ямала далеко на север.
О существующем дрейфе льдов знали еще во времена Нансена (опыт и знания которого очень  пригодились штурману Альбинову) :


"Фри́тьоф Ве́дель-Я́рлсберг На́нсен (норв. Fridtjof Wedel-Jarlsberg Nansen; 10 октября 1861 — 13 мая 1930) — норвежский полярный исследователь, учёный — доктор зоологии, основатель новой науки — физической океанографии, политический и общественный деятель, гуманист, филантроп, лауреат Нобелевской премии мира за 1922 год, удостоен наград многих стран, в том числе России."
Из Википедии


Плавание и дрейф «Фрама»
«Фрам» отплыл 24 июня 1893 года из залива Пиппервик от усадьбы Нансена «Готхоб» в Люсакере. До 15 июля судно шло вдоль берегов Норвегии, загружая припасы, а Нансен дал серию публичных выступлений с целью покрытия финансовых недостач экспедиции[115]. Покинув Вардё, «Фрам» пустился в плавание по Баренцеву морю в сплошном тумане, который висел четверо суток. 29 июля «Фрам» вошёл в Югорский Шар, в ненецкое становище Хабарово, куда посланец Э. В. Толля — полурусский-полунорвежец, тобольский мещанин Александр Иванович Тронтхейм — доставил 34 остяцкие лайки[116]. Карское море пересекли благополучно, оказавшись на траверзе Енисея 18 августа. Здесь в сплошном тумане были замечены группы мелких островов, один из которых был назван в честь Свердрупа[117].

К 7 сентября экспедиция была у полуострова Таймыр, открыв перед тем несколько групп мелких островов, которые были названы в честь помощника командира (острова Скотт-Хансена) и в честь спонсоров экспедиции (острова Фирнли и острова Хейберга). Гряду островов, впервые замеченных ещё Норденшельдом, Нансен назвал в его честь[118]. Мыс Челюскин преодолели 9 сентября в сильную снежную бурю, грозившую вынужденной зимовкой[119]. Нансен принял решение не идти к устью реки Оленёк, где Толль заготовил угольный склад и партию ездовых лаек. Вместо этого «Фрам» пошёл на север по открытым разводьям, огибая остров Котельный. Нансен рассчитывал добраться до широты 80°, но сплошные ледовые поля остановили «Фрам» 20 сентября на 78° с. ш. 28 сентября собаки были спущены с борта на лёд, а 5 октября было официально объявлено о начале дрейфа[120].

9 октября 1893 года на практике была проверена конструкция «Фрама»: произошло первое ледовое сжатие. Судно всё это время беспорядочно дрейфовало на мелководье (130—150 м). К 19 ноября «Фрам» находился южнее, чем в момент начала дрейфа. Нансен погрузился в депрессию[121]. Полярная ночь началась 25 октября, к этому времени на борту был смонтирован ветрогенератор. В целом главным врагом команды «Фрама» стала скука, которая приводила к конфликтам людей, стиснутых в тесных жилых помещениях, а также постоянная депрессия Нансена: он очень тяжело переносил разлуку с женой. В январе 1894 года Нансен впервые стал задумываться о попытке на санях достигнуть Северного полюса[122]. По словам его биографа Хантфорда, это была революция в способе передвижения по Арктике: собаки должны были тащить груз на нартах, а люди идти налегке на лыжах, экономя силы. Данный метод впервые должен был применяться для достижения Северного полюса[123].

Только 19 мая 1894 года «Фрам» пересёк 81° с. ш., двигаясь в среднем со скоростью 1,6 мили в сутки (Нансен опасался, что, если скорость дрейфа будет постоянной, на пересечение полярного бассейна понадобится не менее 5—6 лет). В этот период было сделано замечательное открытие: на месте мелководного Полярного бассейна обнаружился океан глубиной до 3850 м[124]. К концу лета 1894 года Нансен убедился, что судно не достигнет полюса, и твёрдо решил в 1895 году отправиться в санный поход.

16 ноября 1894 года Нансен объявил команде, что покидает судно в будущем году[125]. «Фрам» к тому времени находился в 750 км от мыса Флигели и на расстоянии примерно 780 км от Северного полюса[126]. Нансен рассчитывал, что в поход пойдут два человека, 28 собак с грузом 1050 кг (по 37,5 кг на собаку). После достижения полюса (на это отводилось 50 суток) можно будет пойти либо на Шпицберген, либо на Землю Франца-Иосифа. В спутники Нансен наметил Ялмара Йохансена — самого опытного лыжника и каюра в экспедиции. Предложение ему было сделано 19 ноября, и он сразу же согласился[127].

Последующие месяцы были посвящены лихорадочным сборам. Предстояло построить индивидуальные нарты и каяки по эскимосскому образцу. С 3 по 5 января 1895 года «Фрам» испытал сильнейшие за всю экспедицию ледовые сжатия, так что команда готова была эвакуироваться на лёд. Главной опасностью были торосы, которые могли всей массой обрушиться на палубу, с таким грузом в сотни тонн «Фрам» не смог бы подняться из ледового ложа (лёд вокруг судна имел толщину 9 м)[128]. К концу января экспедицию вынесло течениями на широту 83° 34′ с. ш. Тем самым был побит рекорд Грили 1882 года — 83° 24′ с. ш.[129]

Поход к Северному полюсу
Санную экспедицию снаряжали в ограниченные сроки (около двух месяцев), используя только материалы, имевшиеся на борту экспедиционного судна. Первоначально предполагалось выступить на четырёх нартах, но неудачный старт 26 февраля 1895 года показал, что избранная конструкция нарт была ненадёжна — сломались поперечины. Попытка старта 28 февраля на шести нартах также провалилась: малое число собак (28) фактически заставляло проходить одну и ту же дистанцию шесть раз. Из-за этого были существенно сокращены запасы провианта (850 кг: на 120 суток для людей и всего на 30 — для собак). Выяснилось, что полярные костюмы из волчьего меха были неудачно скроены, и Нансен с Йохансеном сильно потели. Снятые на ночь, меховые костюмы замерзали. Нансен решил вернуться к шерстяным вязаным костюмам, опробованным в Гренландской экспедиции 1888 года. Они также были неудобны: плохо защищали от холода, замерзали на ходу, а ночью в спальном мешке оттаивали и постоянно были мокрыми[130].

Окончательно Нансен и Йохансен выступили 14 марта 1895 года на трёх нартах. Поход на север оказался чрезвычайно тяжёлым: постоянно дули встречные ветры, скрадывая за счёт дрейфа льда пройденное расстояние (в среднем путешественники преодолевали от 13 до 17 км в день[131]), слабели и не могли спать собаки, шерстяные костюмы напоминали ледяные доспехи[132]. Нансен и Йохансен неоднократно проваливались сквозь молодой лёд, обмораживали пальцы на руках. Температура постоянно держалась между −40 °C и −30 °C. Наконец, 8 апреля 1895 года Нансен принял решение прекратить борьбу за полюс: достигнув 86°13′36′′ с. ш., они повернули к мысу Флигели. До Северного полюса оставалось около 400 км.

13 апреля 1895 года вымотанные полярники легли спать, не заведя хронометра, и он остановился[133]. Таблицы, необходимые для расчёта времени методом лунных расстояний, были забыты на «Фраме», оставалось определить расстояние от места последней обсервации. На Пасху 14 апреля Нансен определял широту, долготу и магнитное склонение[134], при вычислении гринвичского времени Нансен ошибся: уже в 1896 году выяснилось, что его хронометр спешил на 26 минут. При определении географических координат это давало погрешность в 6,5° долготы[135].

В апреле направление дрейфа льда сменилось на северное, что сильно сдерживало полярников. Корма для собак к 19 апреля осталось на три дня, и полярники начали забивать самых слабых животных, скармливая их оставшимся. 21 апреля Нансен и Йохансен обнаружили вмёрзшее в лёд лиственничное бревно, что подтверждало теорию Нансена о дрейфе паковых льдов от сибирского побережья к Гренландии. Только таким образом аборигены Гренландии могли получать необходимую для хозяйственных целей древесину. На бревне Нансен и Йохансен вырезали свои инициалы[136]. К началу июня — времени таяния льдов — у них осталось 7 собак. С 22 июня по 23 июля 1895 года Нансен и Йохансен оказались блокированы сплошными полями тающих торосов, свою вынужденную стоянку они назвали «Лагерем томления». Температура иногда превышала нулевую, спать приходилось в мокрых спальных мешках, подложив под себя лыжи. Пришлось убить последних собак и бросить большую часть снаряжения, а также обрубить трёхметровые нарты, сделав их пригодными для волочения одним человеком[137].

На Земле Франца-Иосифа. Зимовка
Нансен и Йохансен пересекают полынью на каяках. Хорошо видны лыжи (на носу) и обрубленные нарты (на корме). Постановочная фотография Ф. Джексона, июль 1896 года
10 августа Нансен и Йохансен добрались до архипелага, которому Нансен дал имя Белая Земля (норв. Hvidtenland) — это были самые северные отроги Земли Франца-Иосифа. Соседний остров, покрытый ледником, Нансен принял за два острова, дав им имя жены и дочери: Ева и Лив[138].

Неточные карты того времени ничем не могли им помочь, оставалось пройти как можно дальше до наступления зимы. Наконец, 28 августа 1895 года Нансен принял решение остаться на зимовку в неизвестной стране[139]. Зимовка проходила с 28 августа 1895 по 19 мая 1896 года на мысе Норвегия () в западной части острова Джексона. Нансен и Йохансен построили из моржовых шкур и камней землянку. Камни выламывались из морен, рычагом служил обрезок полозьев нарт, гравий рыхлили лыжной палкой, заступ сделали из лопатки моржа, привязав её к перекладине нарт, а киркой служил моржовый клык. Строительство велось с 7 сентября, новоселье отпраздновали 28 сентября[140].

Зимняя «берлога» Нансена и Йохансена
Температура в землянке поддерживалась на уровне замерзания воды, единственным средством освещения и приготовления пищи была жировая лампа, сделанная из оковки полозьев нарт (из нейзильбера). Полярники питались исключительно медвежьим и моржовым мясом и салом, оставив взятые с «Фрама» припасы для пути на следующий год[141]. Неудачным было и выбранное место для зимовки, с частыми штормовыми ветрами (однажды ветром сломало лыжи Нансена и унесло и сильно помяло каяк Йохансена[142]) и большими стаями песцов, которые расхищали скудное имущество зимовщиков (например, линь или термометр)[143]. С марта пришлось перейти на голодный паёк: кончались запасы, а остатки припасов с «Фрама» от сырости покрылись грибком[144]. Только 10 марта удалось застрелить медведя, мясом которого зимовщики питались 6 недель[145].

Возвращение
21 мая 1896 года зимовщики выступили в дальнейший путь, рассчитывая добраться до архипелага Шпицберген. Поскольку все собаки были съедены ещё в 1895 году, передвигаться приходилось пешком, разводья преодолевались на каяках. Если позволял ветер, на нарты ставились импровизированные паруса из одеял (так было при пересечении острова Мак-Клинток). 12 июня едва не произошла катастрофа: полярники расположились на берегу для охоты, когда сильным ветром связанные каяки были унесены в море. Нансен, рискуя жизнью, доплыл до каяков и вернул имущество, сложенное на их борту[146]. 15 июня Нансен едва не утонул, когда морж распорол парусиновый борт каяка, по счастью, не нанеся путешественнику телесных повреждений[147].

17 июня 1896 года Нансен во время приготовления пищи услышал собачий лай. Не поверив своим ушам, он решил сходить на разведку и случайно наткнулся на Фредерика Джексона, который со своей экспедицией с 1894 года находился на мысе Флора[148].

Нансен описывал это так:
С одной стороны стоял европеец в клетчатом английском костюме и высоких сапогах, цивилизованный человек, гладко выбритый и подстриженный, благоухающий душистым мылом…; с другой — одетый в грязные лохмотья, перемазанный сажей и ворванью дикарь, с длинными всклокоченными волосами и щетинистой бородой, с лицом настолько почерневшим, что естественный светлый цвет его нигде не проступал…[149]

Джексон при первой встрече был уверен, что «Фрам» погиб, а Нансен и Йохансен — единственные выжившие[150]. Вскоре он убедился в своей ошибке, как из слов и дневников Нансена, так и из результатов врачебного осмотра. На базе Джексона взвешивание показало, что после тяжелейшей зимовки и перехода Нансен прибавил в весе 10 кг, а Йохансен — 6 кг. Нансен писал: «Таково, следовательно, действие зимы при питании одним медвежьим мясом и салом в арктическом климате. Это совсем не похоже на опыт других полярных путешественников…»[151]. Полярники больше месяца провели на мысе Флора, привыкая к цивилизованной жизни и занимаясь геологическими исследованиями. Сопоставление карт Нансена и Джексона позволило уточнить размеры архипелага. Кроме того, оказалось, что в марте Джексон не дошёл до зимовья Нансена и Йохансена всего 35 миль, так как у него не было средств для преодоления разводьев. 26 июля 1896 года на мыс Флора прибыла яхта Windward, на которой Нансен и Йохансен вернулись в Норвегию, ступив на землю Вардё 13 августа. Нансен немедленно отправил телеграмму премьер-министру Ф. Хагерупу, завершавшуюся словами: «Возвращения „Фрама“ ожидаю в этом году»[152]. Планы Нансена полностью оправдались: «Фрам» прибыл в Скьервё 20 августа, не претерпев никаких повреждений и с командой в полном составе[153].

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Нансен,_Фритьоф
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Норвежская_полярная_экспедиция_(1893—1896)

Добавлено позже:
Кто такой Джексон и что он делал на Земле Франца Иосифа:

"Экспеди́ция Дже́ксона — Ха́рмсворта (англ. The Jackson-Harmsworth Expedition) 1894—1897 годов на Землю Франца-Иосифа — британская арктическая экспедиция под началом Фредерика Джорджа Джексона, финансировавшаяся газетным магнатом Альфредом Хармсвортом и частично поддержанная Королевским географическим обществом.

После исследований Пайера в 1874—1875 годах учёный мир был в убеждении, что Земля Франца-Иосифа — это южные отроги крупного полярного архипелага, простирающегося, возможно, до Северного полюса. Предполагалось, что это удобный и относительно краткий путь для достижения полюса. Джексон отказался от размещения исследовательского отряда на корабле и основал стационарную базу на мысе Флора, откуда совершались санные и шлюпочные походы. В результате деятельности экспедиции выяснилось, что архипелаг невелик и не простирается к северу далее 82° с. ш. Джексон был убеждён в полезности применения пони как тягловой силы в полярных экспедициях, результатом стало использование лошадей в британских экспедициях в Арктику и Антарктику в течение последующих двух десятилетий[1]. В то же время достижения Джексона были в значительной степени перечёркнуты успехом экспедиции Нансена, лидер которой вместе с Я. Йохансеном вышел к зимовью Джексона летом 1896 года[2].
Из Википедии
"




Источник: https://odynokiy.livejournal.com/2823469.html
« Последнее редактирование: 31.05.19 00:54 »


Поблагодарили за сообщение: Sergei_VL

Rito


  • Сообщений: 7
  • Благодарностей: 3

  • Был 14.07.19 16:14

О существующем дрейфе льдов знали еще во времена Нансена
Это так. Собственно, ожидалось, что и "Святая Анна", пройдя примерно по пути "Фрама", должна в конце концов освободиться от льдов. Но это потом ожидалось, а про то, что их может снести от сибирских берегов в высокие широты, ни Брусилов, ни Альбанов не догадывались. В книге (отредактированном дневнике) Альбанова об этом говорится так: "лед южной части Карского моря не принимает участия в движении полярного пака, это общее мнение. Поносит нас немного взад и вперед в продолжение зимы, а придет лето, освободит нас и мы пойдем на Енисей. Георгий Львович съездит в Красноярск, купит, что нам надо, привезет почту, мы погрузим уголь, приведем все в порядок и пойдем далее". Да уж, ожидания и реальность.

Почему "Святая Анна", в отличие от "Фрама", исчезла без всякого следа, так и осталось загадкой.
Кроме того, тёмным местом в этой истории остаются причины конфликта штурмана и капитана, которые Альбанов особо не раскрывал, написав, что конфликт складывался из множества радражающих мелочей. Впрочем, часто источник конфликта видят в присутствии на шхуне женщины, Ерминии Жданко, дальней родственницы Брусилова, заменившей по необходимости не прибывшего в последний момент врача. Это, однако, только догадки ("шерше ля фам", так сказать), ни Альбанов, ни второй уцелевший участник его похода - матрос Конрад никак не намекали на эту причину. Конрад, доживший до 40-го года (Альбанов то ли погиб, то ли умер в 19-м), вообще не распространялся  относительно того, что происходило на "Святой Анне" - возможно, не хотел компрометировать Альбанова, которому был многим обязан.
Интригу в эту историю добавляет и исчезновение личных писем участников экспедиции - такие письма были, но Альбанов доставил только официальный пакет. Возможно, Брусилов не доверял ему, и отдал письма кому-то другому, погибшему впоследствии?

Combinator


  • Сообщений: 1 073
  • Благодарностей: 409

  • Был сегодня в 22:04

Кроме того, тёмным местом в этой истории остаются причины конфликта штурмана и капитана, которые Альбанов особо не раскрывал, написав, что конфликт складывался из множества радражающих мелочей. Впрочем, часто источник конфликта видят в присутствии на шхуне женщины, Ерминии Жданко, дальней родственницы Брусилова, заменившей по необходимости не прибывшего в последний момент врача. Это, однако, только догадки ("шерше ля фам", так сказать), ни Альбанов, ни второй уцелевший участник его похода - матрос Конрад никак не намекали на эту причину.
На  самом деле, Конрад осторожно намекал, что конфликт (или, как минимум, взаимная неприязнь), действительно мог случиться из-за женщины. Вот фрагмент интервью Конрада Аккуратову из статьи о нём в Вики.
=======================================
Полярный штурман (впоследствии — главный штурман полярной авиации) и писатель В. И. Аккуратов встречался с Конрадом в Ленинграде в 1938 году. Свои воспоминания об этой беседе Аккуратов опубликовал в 1978 году:

    «Суровый и замкнутый, он неохотно, с внутренней болью, вспоминал свою ледовую одиссею. Скупо, но тепло говоря об Альбанове, Конрад наотрез отказывался сообщить что-либо о Брусилове, о его отношении к своему штурману. После моего осторожного вопроса, что связывало их командира с Ерминией Жданко, он долго молчал, а потом тихо сказал:

    — Мы все любили и боготворили нашего врача, но она никому не отдавала предпочтения. Это была сильная женщина, кумир всего экипажа. Она была настоящим другом, редкой доброты, ума и такта…

    И, сжав руками словно инеем подёрнутые виски, резко добавил:

    — Прошу вас, ничего больше не спрашивайте!

    Больше к этой теме мы не возвращались. Но когда я задал вопрос о надёжности корабля, Конрад сразу приободрился:

    — Корабль был хорош. Мы неоднократно попадали в сильные сжатия, однако нашу „Аннушку“ как яйцо выпирало из ледяных валов. Нет, её не могло раздавить. Только пожар мог её уничтожить. А ушли мы, чтобы дать возможность просуществовать оставшимся до выхода на чистую воду.

    Больше он ничего не сказал, а на следующий день ушёл в своё очередное плавание.»


Поблагодарили за сообщение: Артурыч

mogar333

  • Автор темы

  • Сообщений: 470
  • Благодарностей: 388

  • Был 15.07.19 12:51

Интересная книга есть оказывается по теме - "Загадка штурмана Альбанова" https://history.wikireading.ru/243304

Артурыч


  • Сообщений: 114
  • Благодарностей: 37

  • Был 28.06.19 00:23

На  самом деле, Конрад осторожно намекал, что конфликт (или, как минимум, взаимная неприязнь), действительно мог случиться из-за женщины. Вот фрагмент интервью Конрада Аккуратову из статьи о нём в Вики.
=======================================
Полярный штурман (впоследствии — главный штурман полярной авиации) и писатель В. И. Аккуратов встречался с Конрадом в Ленинграде в 1938 году. Свои воспоминания об этой беседе Аккуратов опубликовал в 1978 году:

    «Суровый и замкнутый, он неохотно, с внутренней болью, вспоминал свою ледовую одиссею. Скупо, но тепло говоря об Альбанове, Конрад наотрез отказывался сообщить что-либо о Брусилове, о его отношении к своему штурману. После моего осторожного вопроса, что связывало их командира с Ерминией Жданко, он долго молчал, а потом тихо сказал:

    — Мы все любили и боготворили нашего врача, но она никому не отдавала предпочтения. Это была сильная женщина, кумир всего экипажа. Она была настоящим другом, редкой доброты, ума и такта…

    И, сжав руками словно инеем подёрнутые виски, резко добавил:

    — Прошу вас, ничего больше не спрашивайте!

    Больше к этой теме мы не возвращались. Но когда я задал вопрос о надёжности корабля, Конрад сразу приободрился:

    — Корабль был хорош. Мы неоднократно попадали в сильные сжатия, однако нашу „Аннушку“ как яйцо выпирало из ледяных валов. Нет, её не могло раздавить. Только пожар мог её уничтожить. А ушли мы, чтобы дать возможность просуществовать оставшимся до выхода на чистую воду.

    Больше он ничего не сказал, а на следующий день ушёл в своё очередное плавание.»
О месте в конфликте из-за женщины в закрытом коллективе  можно всякое говорить, но я не думаю, что это было бы определяющим или из рук вон выходящим событие, из-за которого штурман Альбанов покинул "Св.Анну" 
Ведь по сути штурман Альбанов "пошел по следам Нансена на Землю Франца Иосифа" с целью найти экспедицию Седова (о планах которой он знал)  и с ней вернуться в Россию. Капитан Брюсилов этому Проекту Альбанова  не препятствовал, отпустил с ним полкоманды и выделил провианта и пр. на дорогу и передал почту.
То, что молчал матрос  Конрад, то мое мнение такое: скажи он что лишнее от себя - это неминуемо породило бы кучу домыслов и сплетен - чего он и опасался.  Ведь и так в худ. литературе КОНФЛИКТ  стал причиной ухода, а не ПРИМЕР ПОСТУПКА НАНСЕНА  в схожей ситуации.   Альбанов в своих воспоминаниях всю дорогу  повторяет: - "Нансен, у Нансена, Нансен в таких случаях ..." и ни разу про Е.Жданко и Брюсилова.
З.Ы. Кстати, матрос Конрад до "Св.Анны" и после служил рядом со штурманом Альбановым.
« Последнее редактирование: 31.05.19 18:38 »

Combinator


  • Сообщений: 1 073
  • Благодарностей: 409

  • Был сегодня в 22:04

Есть факты, которые невыгодно разглашать никому. Например, по одной из версий, двое матросов, сопровождавших Седова, потом пришли к его вдове и признались, что вынуждены были, что бы выжить, скормить собакам его труп. Это косвенно подтверждается тем, что на том месте, где потом нашли некоторые вещи, положеные, по словам матросов, в импровизированную могилу Седова (флаг России и т.д), его останков не нашли.

Артурыч


  • Сообщений: 114
  • Благодарностей: 37

  • Был 28.06.19 00:23

Есть факты, которые невыгодно разглашать никому. Например, по одной из версий, двое матросов, сопровождавших Седова, потом пришли к его вдове и признались, что вынуждены были, что бы выжить, скормить собакам его труп. Это косвенно подтверждается тем, что на том месте, где потом нашли некоторые вещи, положеные, по словам матросов, в импровизированную могилу Седова (флаг России и т.д), его останков не нашли.
НАШЕЛ... !
 Альтернативная версия смерти и погребения Г. Я. Седова
Геннадий Попов, заведующий музеем истории Арктического Морского Института им. В. И. Воронина, в 2010 году предложил альтернативную версию захоронения тела Георгия Седова, ссылаясь на слова Ксении Петровны Гемп, отец которой, Петр Герардович Минейко, был знаком с Седовым и оказывал посильную помощь при подготовке последней экспедиции.

Суть версии со слов Ксении Петровны Гемп:"Вскоре после возвращения шхуны «Святой великомученик Фока» в Архангельск в их квартиру пришли матросы Г. Линник и А. Пустошный, сопровождавшие Г. Я. Седова. Линник и Пустошный рассказали, что они вынуждены были пойти на крайнюю меру — расчленив тело покойного начальника экспедиции, они стали скармливать его собакам, которые смогли дотащить траурную упряжку до мыса Аук острова Рудольфа. Чтобы в дальнейшем как-то оправдаться перед людьми за содеянное, матросы соорудили подобие захоронения из собранных камней, но часть их разбросали поблизости — в надежде на то, что всё это в дальнейшем даст повод тем, кто обнаружит место «захоронения» Г. Я. Седова, свалить всю вину на белых медведей"[27].

Петр Герардович Минейко - кто это ?  Не тот ли мерзавец, что "организовывал "экспедицию на верную смерть?

Но так ли было все на самом деле? Одна из тайн суровой Арктики, спустя десятилетия, раскрылась неожиданным образом. Вот как это произошло.

В 1965 году я начал работать в старейшей мореходке России – Архангельском мореходном училище. Меня, офицера флота, сразу же заинтересовала история этого учебного заведения и морское прошлое Северного края в целом. Уже через год я переступил порог областного архива, читальный зал которого в те годы находился в подвальном помещении здания областной администрации – прямо под центральным входом.

Там-то вскоре я и познакомился с Алексеем Германовичем Гемпом, который обратил внимание на мое увлечение морской историей. Через несколько месяцев он пригласил меня к себе домой, где я и познакомился с его женой – Ксенией Петровной Гемп, выпускницей петербургских Бестужевских высших женских курсов, человеком высочайшей культуры и обширных знаний, в том числе прошлого Архангельского Севера.

В семье Гемп давно сложилась традиция – два раза в месяц, по субботам, в их небольшой квартире, где всегда встречали гостеприимно, собирался небольшой круг людей и велись разговоры о разных событиях, происходивших когда-то в Архангельске и огромной северной губернии. Изумительно зная прошлое поморского края, его богатейшее культурное наследие, Ксения Петровна щедро делилась с нами своими обширными познаниями.

Лично знавшая Г. Я. Седова и его жену Веру Валерьяновну, полярных исследователей В. Русанова и Б. Вилькицкого, «президента» Новой Земли Тыко Вылку, художника С. Писахова, писателя Б. Шергина, сказительницу М. Кривополенову, а также многих других талантливых, увлеченных своим делом людей, она удивительно живо, образно рассказывала о тех, с кем довелось ей встречаться на долгом жизненном пути.

Ее отец, Петр Герардович Минейко, окончивший несколько высших учебных заведений, возглавлял в Архангельске «Управление работ по улучшению Архангельского порта». Это по его проекту было выстроено большое каменное здание холодильника, в котором приходящие с промыслов на Маргаритинскую ярмарку поморы хранили выловленную рыбу. Строение это сохранилось до наших дней – оно стоит на набережной Северной Двины, напротив здания бывшего Дворца пионеров. По инициативе П. Г. Минейко была построена в Соломбале небольшая судоверфь, где поморы ремонтировали свои суда. Он принимал активное участие и в других полезных делах на благо Архангельска.

Ксения Петровна вспоминала, что ее отец оказывал посильную помощь Г. Я. Седову при подготовке к отправке экспедиции в арктические моря:

КАК ЭТО БЫЛО:
 Участник экспедиции В. Ю. Визе свидетельствует:
1. Многое из заказанного снаряжения не было готово в срок…
Наспех было закуплено продовольствие, причём архангельские купцы воспользовались спешкой и подсунули недоброкачественные продукты.

2.  Наспех в Архангельске были закуплены по сильно завышенной цене собаки — простые дворняжки. ...
3. Перед выходом экспедиции некоторые участники её указывали Седову на неуместность включения солонины в список основных пищевых продуктов экспедиции. Солонина оказывается гнилой. Треска оказалась тоже гнилой.[13][/i]

Врач П. Г. Кушаков уже в ходе экспедиции так обрисовал ситуацию с припасами в своём дневнике:
Искали всё время фонарей, ламп — но ничего этого не нашли. Не нашли также ни одного чайника, ни одной походной кастрюли.
 Седов говорит, что всё это было заказано, но, по всей вероятности, не выслано… Солонина оказывается гнилой, её нельзя совершенно есть. Когда её варишь, то в каютах стоит такой трупный запах, что мы должны все убегать. Треска оказалась тоже гнилой.[13]


 З.Ы. Логично предположить что дочь этого мерзавца и  "запустила" в своем салоне вброс о том, что труп Седова скормили собакам матросы. 
 Тогда получается, что В Каверин в "Двух капитанах" слишком мягко прошелся по этим уродам и их фанатам.
« Последнее редактирование: 31.05.19 21:02 »

Rito


  • Сообщений: 7
  • Благодарностей: 3

  • Был 14.07.19 16:14

едь по сути штурман Альбанов "пошел по следам Нансена на Землю Франца Иосифа" с целью найти экспедицию Седова (о планах которой он знал)  и с ней вернуться в Россию.
Но в книге Альбанова этого нет. Наоборот, он говорит, что после достижения мыса Флора "нам предстоял еще путь к Шпицбергену", где можно встретить какое-то промысловое судно.
Ну и параллель с Нансеном очень относительная. По смыслу поступок Нансена совсем другой - он изначально к полюсу шёл, а не домой с "Фрама" возвращался, потому как всё задолбало.

по одной из версий, двое матросов, сопровождавших Седова, потом пришли к его вдове и признались, что вынуждены были, что бы выжить, скормить собакам его труп.
Всё же это как-то странно. Шли к полюсу, значит, запасы на дорогу какие-никакие, а были. Умер Седов через 18 дней от начала похода, прошли всего-то километров сто, неужели была необходимость кормить собак таким образом? И это ещё попробуй тело разделать на морозе...

Артурыч


  • Сообщений: 114
  • Благодарностей: 37

  • Был 28.06.19 00:23

Есть факты, которые невыгодно разглашать никому. Например, по одной из версий, двое матросов, сопровождавших Седова, потом пришли к его вдове и признались, что вынуждены были, что бы выжить, скормить собакам его труп. Это косвенно подтверждается тем, что на том месте, где потом нашли некоторые вещи, положеные, по словам матросов, в импровизированную могилу Седова (флаг России и т.д), его останков не нашли.
Ни при чем здесь вдова Г.Седова (Вера Валерьяновна Май-Маевская (племянница генерала В. З. Май-Маевского)... читайте внимательно:

"ссылаясь на слова Ксении Петровны Гемп, отец которой, Петр Герардович Минейко, был знаком с Седовым и оказывал посильную помощь при подготовке последней экспедиции.

Суть версии: вскоре после возвращения шхуны «Святой великомученик Фока» в Архангельск в их квартиру пришли матросы Г. Линник и А. Пустошный..."
... скорее морду набить ее отцу Петру Минейко  "за оказание посильной помощи в снабжении":  гнилой рыбой, дворнягами-собаками и за пр. должностные  грехи.

Разворачиваемый текст
Прошли годы. В конце 1980-х годов в доме № 100 на Набережной Северной Двины (здесь установлена мраморная доска в ее честь) состоялась одна из встреч с Ксенией Петровной, которая произвела сильное впечатление на всех ее участников.

Ксения Петровна пригласила к себе трех человек: Валентину Александровну Волынскую – одного из ведущих сотрудников областного архива; Валентина Ивановича Дерябина – капитана Архангельского морского порта и меня – автора этих строк.

Все мы сразу почувствовали, что сейчас произойдет что-то необычное, но нам и в голову не пришло, о чем пойдет речь.

После небольшой, но напряженной паузы она сказала, что откроет нам тайну могилы Георгия Яковлевича Седова.

По словам Ксении Петровны, вскоре после возвращения шхуны «Святой великомученик Фока» в Архангельск в их квартиру вошли матросы Г. Линник и А. Пустошный, сопровождавшие Г. Я. Седова, который пытался на собачьей упряжке достичь Северного полюса. После смерти начальника экспедиции матросы начали обратный путь к острову Рудольфа, где стояла их парусно-моторная шхуна.

Он проходил в исключительно сложных условиях: начались подвижки льда, сопровождавшиеся метелями и сильным ветром. Продвигались очень медленно. Собаки тянули упряжку с телом Г. Я. Седова из последних сил и в любой момент от истощения могли прекратить свое движение. По словам матросов, в этом случае и им была уготовлена неминуемая смерть во льдах Арктики.

Г. Линник и А. Пустошный вынуждены были пойти на крайнюю меру – расчленив тело покойного начальника экспедиции, они стали скармливать его собакам, которые смогли дотащить траурную упряжку до мыса Аук острова Рудольфа.

Чтобы в дальнейшем как-то оправдаться перед людьми за содеянное, матросы соорудили подобие захоронения из собранных камней, но часть их разбросали поблизости – в надежде на то, что все это в дальнейшем даст повод тем, кто обнаружит место «захоронения» Г. Я. Седова, свалить всю вину на белых медведей. Время показало, что так все и произошло в конце 1920-х годов.

Эти строки я пишу в ноябре 2010 года. В. И. Дерябин уже ушел из жизни. А Валентина Александровна Волынская сейчас на пенсии и проживает в Архангельске. Она может подтвердить все эти трагические факты, сообщенные нам Ксенией Петровной Гемп.
http://redstory.ru/12-tayna-mogily-sedova.html

 
Ну зачем Ксении Петровны Гемп было так нагло врать про каннибализм !
Чего забыли два само-обсираемых рядовых матроса в салоне местной знати Архангельска?
 Не об этой ли именно  знати Архангельска В.Каверин обезличенно-образно  писал в "Двух капитанах" как о виновниках гибели ими плохо снаряженной экспедиции (только не Брюсилова, а Седова) ?

Добавлено позже:
Но в книге Альбанова этого нет. Наоборот, он говорит, что после достижения мыса Флора "нам предстоял еще путь к Шпицбергену", где можно встретить какое-то промысловое судно.
Ну и параллель с Нансеном очень относительная. По смыслу поступок Нансена совсем другой - он изначально к полюсу шёл, а не домой с "Фрама" возвращался, потому как всё задолбало.
...
"Во время перехода погибло или пропало без вести 9 человек. Двоим оставшимся в живых — Альбанову и матросу Конраду — удалось 9 (22) июля 1914 года добраться до мыса Флора на острове Нортбрук, где, как они знали из книги Фритьофа Нансена, были строения и запасы продовольствия.
Группа Альбанова независимо от Умберто Каньи обнаружила мифичность Земли Петермана и Земли Оскара. Для навигации Альбанов располагал только устаревшей картой Юлиуса Пайера 1874 года, приведённой в книге Нансена, где эти острова ещё были обозначены."

Сейчас поищем ...)))
« Последнее редактирование: 01.06.19 00:11 »

Combinator


  • Сообщений: 1 073
  • Благодарностей: 409

  • Был сегодня в 22:04

Всё же это как-то странно. Шли к полюсу, значит, запасы на дорогу какие-никакие, а были. Умер Седов через 18 дней от начала похода, прошли всего-то километров сто, неужели была необходимость кормить собак таким образом? И это ещё попробуй тело разделать на морозе...
Согласен, странно, по крайней мере, в своём дневнике Линник про проблемы с продовольствием ничего не пишет. На обратном пути их основной проблемой был недостаток керосина.

Добавлено позже:
Ну зачем Ксении Петровны Гемп было так нагло врать про каннибализм !
Чего забыли два само-обсираемых рядовых матроса в салоне местной знати Архангельска?
Выглядит логичным. Кстати, после возвращения в Архангельск Линник и Пустошный подозревались в убийстве Седова, но после расследования их отпустили. Может Минейко таким образом как раз пытался оградить себя от неприятных для него встреч? В общем, тёмное это дело.
« Последнее редактирование: 31.05.19 22:51 »

Артурыч


  • Сообщений: 114
  • Благодарностей: 37

  • Был 28.06.19 00:23

Но в книге Альбанова этого нет. Наоборот, он говорит, что после достижения мыса Флора "нам предстоял еще путь к Шпицбергену", где можно встретить какое-то промысловое судно.
Ну и параллель с Нансеном очень относительная. По смыслу поступок Нансена совсем другой - он изначально к полюсу шёл, а не домой с "Фрама" возвращался, потому как всё задолбало.
НАШЕЛ...
 "Не скажу, чтобы и я смотрел на свой предстоящий поход так оптимистически. Правда, я не ожидал тогда такого тяжелого пути, какой был на самом деле, но около месяца пути я ожидал. Путь с тяжелой шлюпкой, поставленной на нарты, в которую к тому же придется наложить всякого груза около 60 пудов, я считал невозможным. Мы тогда не были даже уверены в своем месте, где мы находимся и где мы должны встретить землю. На судне у нас не было карты Земли Франца-Иосифа. Для нанесения своего дрейфа мы пользовались самодельной (географической) сеткой, на которую я нанес увеличенную карточку этой земли, приложенную к описанию путешествия Нансена[10]. Про эту предварительную карточку сам Нансен говорит, что не придает ей серьезного значения, а помещает ее только для того, чтобы дать понятие об архипелаге Земля Франца-Иосифа. Мыс Флигели на нашей карте находился на широте 82°12′. К северу от этого мыса у нас была нанесена большая Земля Петермана, а на северо-запад — Земля короля Оскара[11]. Каково же было наше недоумение, когда астрономические определения марта и первых чисел апреля давали наши места как раз на этих сушах и в то же время только бесконечные ледяные поля по-старому окружали нас. Ничто не указывало на присутствие близкой земли,..."

Как я уже говорил, на «Св. Анне» не было нужных нам теперь карт. Пришлось их изготовить, пользуясь все той же картой Нансена. Не было у нас никакой специальной литературы, кроме Нансена и одной книги Колчака «Льды Карского и Сибирского морей». Хотя перед отправлением нашим в экспедицию Георгий Львович купил за несколько сот рублей небольшую библиотечку, но там были романы, повести, рассказы, старые журналы, но ни одной нужной нам книги. Немудрено, что все наши сведения о Земле Франца-Иосифа — были почерпнуты только у Нансена.
 Знали мы, что почти двадцать лет тому назад через этот архипелаг прошли Нансен с Иогансеном, что они перезимовали в очень мрачной хижине на острове, который назвали островом Джексона, что на следующий год на острове Нортбрук, на мысе Флора, они встретились с Джексоном[15], который, кажется, очень недурно там устроился и провел несколько зим.
 Знали, что когда-то на этом мысе были хорошие постройки, но был ли там кто-нибудь после Джексона, уцелели ли там его постройки, был ли там оставлен склад провизии, этого мы ничего не знали. Помнили, что Нансен хвалит охоту на этом мысе и вообще на Земле Франца-Иосифа, ожидали там встретить таких моржей, которых хоть палкой бей по морде, а они не хотят проснуться; одним словом, мы знали то, что можно было узнать из краткого описания путешествия Нансена, которое было у нас. Зато эта книжка была у меня настольной. Я ее прочел несколько раз и многие места знал наизусть.

 Но мало того, так как эта книжка могла пригодиться на «Св. Анне», а взять ее с собой я не мог, то из нее у меня были переписаны в записную книжку те места, в которых Нансен описывает свой путь по этой земле, различные приметные места, по которым я мог бы ориентироваться. Конечно, это мне пригодилось бы, если бы я попал на путь Нансена.
 В ту же записную книжку у меня были записаны склонения солнца и уравнения времени на полтора года. Так как на судне у нас не было Наутикаль-Альманаха[16] на 1914 год, то эти выборки мы сделали из одного специального английского издания, случайно оказавшегося в куче различных лоций и старых карт, купленных вместе с судном у прежнего владельца.
  Но ведь с Земли Франца-Иосифа нам предстоял еще путь к Шпицбергену. Насчет этой земли наши познания были еще слабее. В том английском издании, откуда выбрал я склонение солнца и уравнение времени, опять же случайно, мы нашли около 10 или 12 пунктов Шпицбергена с обозначением их широты и долготы. Эти пункты и были нанесены мною на приготовленную соответствующую сетку. Что из себя изображал каждый из этих пунктов, был ли он островом, мысом, горой или губой, этого мы не знали и это должно было показать будущее. Пока же все они были нанесены на сетку крестиками и наша фантазия могла соединять эти пункты совершенно произвольными линиями.

Кроме указанных сведений о Земле Франца-Иосифа мы еще знали, что Британским каналом[17] лет четырнадцать тому назад прошло судно герцога Абруццкого «Стелла Поларе»[18], а в 1912 году лейтенант Седов предполагал высадиться на каком-то из этих островов, после чего судно должно было вернуться в Архангельск, а он отправиться к полюсу.

Накануне нашего выступления в поход Георгий Львович позвал меня к себе и прочитал мне черновик составленного им предписания мне. Вот это предписание, сохранившееся у меня и посейчас:
«10 апреля 1914 года
Штурману Вал. Ив. Альбанову
Предлагаю Вам и всем нижепоименованным, согласно Вашего и их желания покинуть судно, с целью достижения обитаемой земли, сделать это 10-го сего апреля, следуя пешком по льду, везя за собой нарты с каяками и провизией, взяв таковой с расчетом на два месяца. Покинув судно, следовать на юг до тех пор, пока не увидите земли. Увидев же землю, действовать сообразно с обстоятельствами, но предпочтительно стараться достигнуть Британского канала, между островами Земли Франца-Иосифа, следовать им, как наиболее известным, к мысу «Флора», где я предполагаю, можно найти провизию и постройки. Далее, если время и обстоятельства позволят, направиться к Шпицбергену, не удаляясь из виду берегов Земли Франца-Иосифа. Достигнув Шпицбергена, представится Вам чрезвычайно трудная задача найти там людей, о месте пребывания которых мы не знаем, но надеюсь на южной части его — это Вам удастся, если не живущих на берегу, го застать где-нибудь промысловое судно. С Вами пойдут, согласно их желания, следующие тринадцать человек из команды — старший рулевой Петр Максимов, матросы Александр Конрад, Евгений Шпаковский, Ольгерд Нильсен, Иван Луняев, Иван Пономарев, Прохор Баев, Александр Шахнин, Павел Смиренников, Гавриил Анисимов, Александр Архиреев, машинист Владимир Губанов, кочегар Максим Шабатура[19].

Капитан судна «Св. Анна»
Лейтенант Брусилов.
Место судовой печати.
10 апреля 1914 г. в Северном Ледовитом океане
φ=82°55′5 N-ая; λ=60°45′ О-ая»


 ИСТОЧНИКИ:
1.
Альбанов Валериан.
На Юг, к Земле Франца-Иосифа
Читать онлайн: https://e-libra.ru/read/241934-na-yug-k-zemle-franca-iosifa.html

2.
Фритьоф Нансен
«Фрам» в полярном море
Читать онлайн: http://e-libra.su/read/197304-fram-v-polyarnom-more.html
==========

 Если сравнить эти две книги, то легко заметить, что техника продвижения по льдам и разводьям у Альбанова  была та же, что и Нансена... и вообще у них было  много общего в "науке выживания во льдах", подсмотренная у коренных народов севера.
« Последнее редактирование: 01.06.19 03:39 »

Combinator


  • Сообщений: 1 073
  • Благодарностей: 409

  • Был сегодня в 22:04

Вот ешё пара относительно свежих публикаций про обсуждаемые экспедиции:
Статья с сайта "The Arctic": https://ru.arctic.ru/analitic/20150601/14310.html
Cтатья из газеты "Правда севера": http://pravdasevera.ru/-o24rojo6
« Последнее редактирование: 01.06.19 15:47 »


Поблагодарили за сообщение: Артурыч

Артурыч


  • Сообщений: 114
  • Благодарностей: 37

  • Был 28.06.19 00:23

По следам «Двух Капитанов» - памяти Михаила Фариха, Олега Продана и Алексея Фролова...



https://www.ntv.ru/novosti/1623133/

https://vulkan-avia.livejournal.com/87876.html
« Последнее редактирование: 02.06.19 07:36 »

mogar333

  • Автор темы

  • Сообщений: 470
  • Благодарностей: 388

  • Был 15.07.19 12:51

По следам «Двух Капитанов» - памяти Михаила Фариха, Олега Продана и Алексея Фролова...

Да, помню эту трагедию,.. Земля пухом...