Здравствуйте, Гость! Чтобы получить доступ ко всем функциям форума - войдите или зарегистрируйтесь.

Автор Тема: Отчеты Буянова  (Прочитано 4148 раз)

0 пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

За помощь в работе над проектом 

KUK

  • Модератор раздела

  • Сообщений: 8 684
  • Благодарностей: 5 105

  • Заходил на днях

Отчеты Буянова
« : 20.06.13 21:21 »
Не про походы, про жизнь в теме этой!

1)
"Буянов-49 лет"

Впечатления от поездки в Екатеринбург
(Буянов Е.В., 31.01.08 – 02.02.08)

Приезд. Остановился у Кунцевича. У него хорошо, гостеприимно и коммуникабельно. По вечерам – полон дом молодыми ребятами и девчатами, - скауты настоящие и «бывшие». Но это было вечером.

Посетил Давыдова (председатель профкома УГТУ-УПИ). Выяснилось, что только что сменился ректор университета. С Давыдовым договорился быстро, - он оказался «свой», из туристов. Поэтому «замкнулся» на него. Сдал ему книгу на рассмотрение, а он подарил сборник УПИ «Человек. Спорт. Природа» с дарственной. Конечно, он пока оказался не в курсе того, что я написал. Я это понял, когда он замахал руками и взмолился: «Только не это! Только не «зачистки» и «имитации»!... ». Еще не понял он, какой передним стоит враг всех этих криминальных баек, и «что» против них теперь у нас в руках. Первая редакция, которую я посылал ветеранам, как я понял, до него еще не дошла ни в какой форме.

Пообедал в институтском кафе с Ларионовым, - из турклуба «Романтик». Договорились о вечерней лекции.

Прошелся по городу, попробовал сибирских пельменей (как же без того)…

Лекция. Пришло, как сказали, человек 30-35, но не сразу. Рассказывал более часа с показом слайдов. Было несколько вопросов. Активно пытался возражать только Шелеметьев. К сожалению, на дискуссии просто не хватило времени, - помещение надо было сдавать. Наградой была реплика одного из мужчин (он пришел с девушкой) после ответов на несколько его вопросов: «Убедил!... ». В конце подарил экземпляр книги Батуеву для изучения в клубе «Романтик». Приятно было пообщаться с туристами-студентами.

Первый вечер. С лекции вместе с Кунцевичем поехали к нему на машине Алексея Коськина. У Кунцевича познакомился с Юдиным и Кругловым, пообщались.

Подготовились к завтрашним выступлениям. У Кунцевича особенность то исчезать, то появляться по причине того, что этажом выше у него вторая такая же квартира, - и он то там, то здесь. С Юдиным засиделись и поговорили до полуночи, а потом я пошел спать. А Юдин вооружился толстой пачкой листов каких-то документов, прихватив и мою книгу, сказал, что будет заниматься ими ночью… Так и не понял, ложился ли он  спать вообще, и что он прочел в книге. В разговоре меня удивила его позиция по некоторым вопросам. Удивила его доверчивость к непроверенным фактам. Задал ему, в частности, вопрос, почему Дятлов не исправил свою ошибку и не передал вместе ним копию протокола маршрутной комиссии в спортклуб института? На это был ответ: «А зачем это вообще нужно? К чему эта «бюрократия?... ». И это после всего, что случилось при поисково-спасательных работах… Дело ведь здесь не в обвинениях. А в реальном понимании ситуации, в реальном отношении к дисциплине!

«Круглый стол». Назначено было на 13.00, собрались чуть позже. Народа было немного, т.к. несколько человек не смогли прийти по разным причинам. К сожалению, не было Карелина, Богомолова и других ветеранов. Присутствовали Бартоломей, Губанова, Шаравин. Якименко, Нечаев с видеооператором Елкиным, Старцев, Кунцевич, Коськин, Коптелов, Круглов, позже появился Зиновьев и было еще 1-2 незнакомых. Давыдов зашел и исчез: был занят до 16.00. Зиновьева (вот смех!) вначале принял за Коротаева, но это так никому и не осталось известно.

Сообщения (что «отложилось», очень кратко). По регламенту давалось 5-10 минут, не более, потому личные возражения не высказывал, хотя они возникли по многим вопросам. Посчитал главным изложить свою позицию и дать выступить остальным

Коськин А. (совместно с Кунцевичем). Сообщение с фотографиями каких-то обломков, найденных в тайге. Фотографии лесных вырубок и «проплешин» в тайге, свободных от растительности. Подозрения на существование какого-то «полигона». Общее впечатление: факты слишком плохо проверенные и никак пока не связанные с фактом аварии по времени и месту. Без проверки ничего на них строить нельзя.

Бартоломей П.И.: выступлении с воспоминаниями о дятловцах и совместных с ними походах. Замечание о том, что многие материалы и фотографии истолковываются неверно, что фото из других походов выдаются за фото аварийного похода 1959 года.

Нечаев А. (НАВИГ, Краснообск). О деятельности «Центра общественного расследования…». Результат работы за год: получение интервью от Коротаева, Шаравина, Брусницина и скана подлинника статьи Иванова Л.Н. «Тайна огненных шаров». Запросы по инстанциям и ответы «инстанций» (о наличии «дела» в архивах ФСБ и переписка с прокуратурой по «жалобам»). Больше ничего. Выводы – только о «правозащитной деятельности «Центра…». По аварии Дятлова никаких оснований для выводов не видно, - с позиций «Центра…» преступление налицо, как и их «правозащитная деятельность», состоящая в «поиске виновных» с целью «восстановления справедливости».
Фактическая направленность усилий, - на доказательство состава преступления и участия КГБ, уголовников и партийно-государственных структур и в преступлении, и в его сокрытии путем засекречивания и уничтожения улик и прекращения расследования.

Старцев (врач-реаниматолог). Сообщения о анализе и характере травм. Подозрение о наличии травмы у одного из дятловцев (кажется. у Кривонищенко) из-за наличия повязки в области голеностопа. Предположения вокруг этой травмы. Предположение о том, что тяжелые травмы получены в результате падений на камни в зоне ручья…
Но все это в моих представлениях не согласуется ни с дневниковыми записями дятловцев, ни с общим ходом событий. В дневниках ничего не сказано о травме голеностопа, поэтому эта травма вряд ли оказала влияние на ход похода. А в ручье так разбиться о камни с поломкой ребер при такой толщине снега практически невозможно (как прочнисту мне это было совершенно ясно)… Да и не мог там ручей не замерзнуть при таком-то зимнем «минусе», да не могло там эту ложбину не замести снегом уже тогда, в начале февраля… А крутизна склона в ложбине совсем небольшая, - это на снимках видно.

Юдин Е. Эмоциональное выступление в защиту «криминальной версии» аварии. Факты в основном уже известные, - насчет «обмотки», «сруба стволов», «следа ботинка», «ножен» ножа, носка от сломанной лыжи. Эти старые факты – «битые». Но добавляются новые предположения, частично в подкрепление «битых фактов». Предположение об обнаружении, якобы, обрывков кинопленки у палатки (не знаю, где это есть в материалах дела? - по приезде так и не нашел этот документ от 27.02.59). Предположение о том, что «была вторая обмотка» и что были «вторые ножны» от ножа. Этого тоже, вроде, нигде в материалах дела нет, и является только слухом. Но даже если бы и было, то «это» еще никак не «наличие посторонних». И соображение насчет расположения «пятен» на погибших, которое сразу встретило возражение Старцева. А мне были известны решительные возражения Корнева насчет «странного цвета кожи погибших», - что ничего «странного» в этом нет. По большинству фактов возражать не стал ввиду их кажущейся несостоятельности, недостоверности, или непроверенности. Насчет «кинопленки» и «носка лыжи» надо было додумать, - откуда это могло появиться (см. ниже).
 
Буянов Е. Очень кратко смог изложить содержание книги, ход расследования и основные выводы  всего за 10-15 минут. Слайды показать не удалось (просто некогда). Рассказал очень кратко о тактике поиска, разгадке загадок «огненных шаров», радиации, травм дятловцев. Сообщил статистику аварий в лыжном туризме за 30 лет, метеоданные в дни аварии, и выводы лавинщиков о возможности схода лавины. Кратко изложил ход событий аварии по «природной версии» и методические выводы. Увидел понимание (может, еще и не принятие позиции, но понимание) в глазах Шаравина и Якименко. Ответил на несколько вопросов.
 
Якименко В.Г. Очень резонная высказался о том, что у кедра дятловцы могли выйти на старую стоянку охотников-манси. Отсюда и все эти тряпки, обрубки стволов и настил. Подобное предположение может объяснить наличие подобных «улик» без привлечения такой сомнительной сущности, как «присутствие посторонних лиц».
После возникновения дискуссии о, якобы, какой-то шахте, - «ракетной пусковой» глубоко в тайге (со стороны Коми), Якименко возразил: подобное сооружение настолько сложное и трудозатратное, что без протяжки автодороги его возвести просто нереально. Потому все эти слухи далеки от действительности.

Выпад Нечаева. Нечаев (НАВИГ) высказался с предложением вынести общее осуждение в мой адрес за написание книги, якобы, содержащей материалы официального «дела», запрещенные  к опубликованию в открытой печати и наносящие ущерб «общественной морали». При этом сослался на фото погибшей Дубининой на месте гибели, приведенное в тексте для объяснения сильного загрязнения ее одежды, которое и привело к ошибочной оценке уровня радиации на фрагменте ее свитера. Это фото было представлено в ходе сообщения (показано, как страница книги).
Я возразил: критика книги без ее прочтения вообще является  некорректной. Все использованные материалы были получены мной официально от Кунцевича. Материалы «дела» в книге не представлены, а приведены лишь отдельные цитаты из официальных источников. А фото Дубининой – единственное фото погибших, которое необходимо для объяснения факта радиации. Причем разрешение на издание личных произведений я, как никто другой, ни у кого спрашивать не обязан при полной, конечно, личной ответственности за их содержание. И еще заметил, что на сайте Нечаева (НАВИГа)  опубликовано много всяких материалов, взятых отовсюду и без всяких разрешений.
После этого вопрос был закрыт, - предложение Нечаева не прошло. После от него последовали похожие обвинения на форуме ТАУ (о, якобы, наличии в книге фото «тел в морге» и публикации «закрытых материалов») с последующими «извинениями» за «неточности» перед «всеми» с новой порцией оскорблений и обвинений в мой адрес. А на форуме НАВИГа  (http://www.hro.org/forum/forumdisplay.php?f=111 ) вышло очень краткое, купированное примерно на 90% якобы «содержание» моего выступления. Фактически все выступление было выброшено, а оставлено лишь краткое введение и обрывки вопросов, которые мне задали уже после выступления. Смысл и суть искажены совершенно, и я дезавуирую этот текст, как откровенно дезинформационный и выполненный с целью личной дискредитации. Впрочем, этот Нечаев давно занимается подобными вещами на форумах, и ничего другого от него ожидать не приходится. Он ищет «виновных» для анонимных обвинений и оскорблений всех, кто с ним не согласен. Вся «правозащитная» деятельность его и его «Центра…» состоит по сути в этом, да в поисках «следа КГБ» в деле дятловцев.

Первое чаепитие. К сожалению, оно было несколько скомкано необходимостью дать ответ в газету «Москоу Таймс» (Светлане Осадчик) по выводам «Круглого стола». Я полагал, что спешить здесь не следовало, особенно при таком расхождении мнений.  Да и понял я из переписки с этой корреспонденткой, что она не слишком-то здорово разобралась с историей аварии Дятлова, а вот глубоко разобраться не захотела (из общения с не я понял, что ее интересует не столько суть «мнений» по поводу аварии, сколько «суть расхождений во мнениях»). Единого мнения у нас не было. Ведь кто-то «склонялся» к техногенно-криминальной «версии», кто-то – к «чисто» техногенной с отрицанием «криминала», а кто-то – к природной. А у ряда присутствующих просто не было какого-то четкого мнения. По чисто «природной» версии аварии я был один, но чувствовал понимание,  сочувствие Шаравина М., Якименко В.., И, Губановой О., Давыдова В. и, конечно, понимал, какой отряд специалистов у меня за спиной.
Формулировка общего решения была принята весьма сомнительная и нечеткая, насчет «техногенной катастрофы». Я внутренне был против, но чувствовал, что меня пока не понимают. Дывыдов же под «техногенной катастрофой» понимал и обычную, природную аварию с туристской группой. В «таком разрезе» я возражать не стал и против формулировки, и, тем более, на своей подписи под ней. В общем, подписать рука не поднималась, но и оспаривать не стал, - сообщение прошло, как получилось. В остальном разговоры за столом уже более вертелись вокруг воспоминаний о дятловцах и том времени, а не непосредственно о событиях аварии. После выступления кому-то что-то более подробно объяснять не хотелось: это могло быть воспринято, как навязывание своего мнения. Я более ждал вопросов по выступлению, и на них отвечал. И сам задавал вопросы о том, что интересовало. В частности, о свидетельстве группы Блинова, - наблюдала ли она «огненные шары». И о свидетельствах других групп. Губанова мне однозначно сказала, что свидетельства группы Блинова о наблюдении «огненных шаров» не было.

Вечером у Кунцевича были разного рода «беседы» и «интервью», - с Зиновьевым, Коптеловым, Юдиным. 
С Коптеловым был разговор и после посещения мемориала на следующий день, - по дороге на второе чаепитие. Обсуждали разные детали поиска. Что-то от разговора «отложилось», но в целом он запомнился плохо. Сложилось впечатление, что многие факты Коптелов запомнил плохо (много лет прошло). Это случилось, в частности, и потому, что Коптелов не стал очень опытным туристом или альпинистом. Слобцова же Коптелов характеризовал к моменту поиска, как «альпиниста» с более серьезной подготовкой, чем у других туристов, потому, по слова Коптелова, Слобцова и назначили руководителем группы. По моим же сведениям (со слов самого Слобцова, он ушел в альпинизм после  спасработ по поиску дятловцев.
Поговорил и с Евгением Зиновьевым. Он мне так и не прислал е-мэйл, потому не получил мою книгу. Зиновьев сказал, что: «Радиационная «версия», - единственно верная». Я понял, что он не в курсе последних фактов, и не очень ими интересуется. Он действует автономно от других, и не слишком активно… Из его рассказа (для всех) о поисках, к сожалению, я не узнал ничего нового по сравнению с тем, что было сообщено в сборнике УПИ «Человек. Спорт Природа».
В какой-то момент «бросил» Нечаеву и Круглову предложение кратко сообщить метеоданные в дни аварии. Это были новые данные по метеостанциям Няксимволь и Ивдель, которые я нигде ранее не встречал, и которые сам еще нигде не публиковал. После длинной паузы никто не проявил интереса. Я понял, что такие вещи сторонникам «техногена и «криминала» глубоко неинтересны.
Утро следующего дня посвятил подготовке статьи и диска для Печуркиной, с которой переговорил по телефону. Но вот пока так и не узнал, передал ли ей Кунцевич этот диск. А письмо по е-мэйлу тоже пока осталось без ответа. На мемориал пошли к четырем часам, там было несколько выступлений. Очень отрадно, что все приведено в порядок, - и обелиск и надгробия из серого гранита.
   
После мемориала был еще один сбор за столом («второе чаепитие»), - здесь переговорил с Шаравиным и с приезжими ребятами из Челябинска. Дал им координаты для связи. В своем выступлении дал расшифровку татуировки Золотарева в варианте, предложенном Петровым. И с выводом, что татуировка типично армейская, простая, без какого-то намека на «уголовное» прошлое. Присутствующие с этим согласились.
 
Показали нам альбомы с фото дятловцев и некоторые другие документы (одну из маршруток Дятлова – поход по Кавказу). Направленность разговоров здесь все же имела явный «крен» в область «техногенно-криминальную». И за реплику о том, что все эти «версии» ничем не подкреплены, что факты насчет «ракет» и «радиации» получили объяснения, и что подтверждение получает естественно-природная версия аварии, я поплатился. Реакция одной из женщин была очень болезненной и обвинительной. Она заявила, что «знает», почему и как погибли дятловцы, но не скажет. Я понял, что она просто уверовала в «техногенную аварию»… Ее поддержал Бартоломей. Мы с ним немного прогулялись по улице «в сильном возбуждении» от этого «всплеска». Я попросил его прочесть мою книгу… Постарался «сгладить» прощание. Увидел, что непонимание вследствие недостатка информации пока достаточно велико. Все же Петр Иванович обещал прочесть, и мы разошлись по-товарищески, пожав руки. Пожалел я, что не удалось с ним пообщаться более близко. Он, как опытный турист, в конце-концов меня поймет.
У Кунцевича успел немного еще пообщаться с челябинцами. Потом ужин, сборы и отъезд. Впечатлений осталось много, особенно от личного общения. Но выяснить удалось не все. Было видно, что многое свидетели не помнят, или помнят плохо. И на ряд вопросов не было четких ответов. Например, о «последних снимках», - их достоверности.
 
А более плодотворному обмену мнениями мешало просто то, что мы были мало знакомы. А навязывать свою точку зрения я не хотел. Стало ясно, что новые факты не сразу  проникнут в сознание, - люди должны прийти к ним сами, без нажима.

Последействие. Проверка фактов, изложенных Юдиным

Носок лыжи, упомянут в радиограмме Масленникова от 07.03.59. За 11 суток с момента прихода спасателей там проходили сотни раз десятки человек. Обломок мог быть оставлен поисковиками.  Неоднократные падения лыжников на склоне, причем с травмами поисковиков имели место: и с Соловьевым (членом группы Потапова), и позже с Шаравиным. Спасатели сменялись почти постоянно, и знать о том, что кто-то сломад лыжу, могли не все.
Обрывок «кинопленки», якобы найденный у палатки 27.02.59. Это мог быть обрывок «фотопленки», поскольку в качестве фотопленки использовалась профессиональная кинопленка (с размером кадра 24 на 36 мм или 18 на 24 мм). Изменение термина «фотопленка» на «кинопленка» могло быть связано с каким-то не совсем обычным цветом пленки, - не серым (обычным), а коричневым или каким-то другим. Тогда встречалась фотопленка разного цвета. 27-го февраля обронить кусок фотопленки мог уже кто-то из поисковиков. В том числе и Чедлаков, - Юдин сам утверждал, что  «Алексей» ходил и часто фотографировал там, где хотел.
«Срубы топором» стволов настила являются ничем не доказанным фактом. Показанные Юдиным на снимках срезы тонких стволов могли быть выполнены крупным ножом. На одном из снимков действительно видно нечто, похожее на свежий сруб створа толщиной 3-4 см. Но при увеличении видно скругление, - по этому  признаку это слом, а не срез. По крайней мере, утверждать точно, что это сруб, никак нельзя. Факт не может быть признан достоверным, и выводы на его основе делать нельзя.
«Расположение трупных пятен». По мнению Юдина оно было «странным», и не соответствовало тем позам погибших, в которых их нашли. Но  я знал по выводам Корнева (которые по приезде в Петербург проверил), что ничего «странного» здесь нет. А «позы», в которых погибшие находились сразу после гибели, могли совершенно не соответствовать тем позам, в которых их нашли, или в которых они оттаяли под снегом. Они ведь 3 месяца ползли вниз по склону вместе со снегом (это сказано о последней «четверке» погибших). А у первой «пятерки» погибших существенную роль в расположении пятен могло оказать их положение в момент оттаивания при транспортировке и при санобработке. Так что ничего «странного» в расположении трупных пятен нет. Этот «факт» Юдина встретил сразу и обоснованные возражения со стороны Старцева (врача-реаниматолога).
«След ботинка» однозначно является следом бурок Золотарева. Факт должен считаться установленным, и не может быть использован для обоснования «присутствия посторонних». Меня удивило «упорство» Юдина в части непризнания таких достаточно очевидных  вещей.
Юдин еще выдвинул утверждение, что известный снимок 4 поисковиков со Слобцовым мог быть снимком, выполненным на соревнованиях по ориентированию в городских условиях. И что четвертый, неизвестный, на этом снимке, - это Игорь Дятлов. Но по приезде домой в телефонном разговоре Слобцов однозначно сказал, что это снимок Брусницина, и что он сделан в тайге. Так что здесь  Юдин однозначно ошибся.
«Обмотка шинельного сукна» по всем признакам никакой «обмоткой не является. Я проконсультировался со знакомым полковником, ветераном войны М.М.Щукиным, который еще сержантом в 1942 году носил такие «обмотки». «Обмотки» были выполнены из плотной хлопчатобумажной ткани, - примерно из такой же, как и гимнастерки. С длиной примерно полтора метра. Потому ни по типу ткани, ни по длине найденная тряпка не была «обмоткой». Ортюков и Иванов не признали ее в качестве значимой «улики», потому говорить не о чем. О «второй» обмотке нигде в материалах дела не упомянуто. А разных обрывков ткани там было найдено много. «Обмотка» могла быть и обрывком одеяла, и обрывком от крыши палатки.
Юдин еще говорил о «ножнах» к ножу. А когда ему указали на то, что найденные «ножны» подошли к найденному с последней четверкой туристов «ножу», стал утверждать, что были еще какие-то «вторые ножны». Но где  и кем они были найдены, - непонятно. Какой-то нож, вроде, был еще найден у Тибо. И какой-то был у Кривонищенко… Но данный факт, как и вторая «обмотка» был Юдиным представлен без всякого обоснования и проверки. Из того, что у дятловцев в группе было два  или несколько похожих «ножей», еще не следует, что там присутствовали какие-то «посторонние».  Потому факт не может считаться достоверным.
Общий вывод: факты, представленные Юдиным, частично опровергнуты, частично недостоверные. Достоверность проверена плохо. Выводы на основе фактов – недостоверные. Поскольку естественными кажутся совсем другие объяснения, - без привлечения такой «сильной» сущности, как присутствие посторонних лиц. Следствию все эти «факты» и улики были видны. Им не придали никакого значения, - значит или они были проверены и отброшены, или они были сразу отброшены, как несущественные.

По фактам Коськина и Кунцевича.

От «обломков», найденных в тайге, фотографии которых были представлены Коськиным, до аварии Дятлова еще очень далеко. За 49 лет много в тайгу упало всякого «железа», - и самолетов, и вертолетов, и ракет – зенитных и с Плесецка. Из района РЛС на Чистопе позже (примерно с 1970 г.) могли производиться стрельбы зенитными ракетами ввиду возможности подвоза туда дивизиона для защиты РЛС или для маневров. Пока нет никаких «притяжек» этих «железок» ни по времени, ни по месту обнаружения к событиям аварии Дятлова. Пока они – не улики.  Использовать их без проверки нельзя.
То же самое можно сказать и о вырубках и полянах в тайге, фотографии которых были представлены. И о слухах о каком-то «полигоне», который там когда-то был. Никто толком не знает, что это за «полигон», и что на нем испытывалось, - ракеты или растения. И неизвестно, когда и в каких границах он существовал, и где точно находятся вырубки, фото которых были представлены. Но известно, что по показаниям В.И.Солтер Ивдельский ДОК (деревообрабатывающий комбинат) в те годы отправлял по 100 вагонов обработанной древесины в день (в основном, крепеж для шахтных выработок Урала). Так что рубили леса там достаточно много, и в разных местах. Отсюда и все эти вырубки прямоугольников леса. Известно, что какой-то биосферный полигон там был, и был Вишерский заповедник. А РЛС на Чистопе еще не было. Так что «полигон», - это пока слух, а не факт. Причем без всякой связи с аварией Дятлова.

По книге «тайна аварии Дятлова».

По книге мне фактически Кунцевичем и Юдиным было сказано так: «Молодец, что написал. Посмотрим. Но… есть у нас материалы «против». Подожди немного, - скоро узнаешь…». И больше ничего не сказали. Я понял, что кроме подозрений насчет «полигона» есть еще какое-то «свидетельство» (кажется, «Суворова»). Но о содержании этого свидетельства мне мало что пока известно. Что ж, подождем – увидим. Пока все, что представлено для обоснования «техногена» и «криминала» - факты и свидетельства недостоверные. На них никакой версии не построишь.  Пока от них - ни вопросов, ни согласия. Ни опровержений. А для меня, как автора книги, это – признак того, что книгу просто не изучили внимательно.
А только «просмотрели» ее. И «проглядели»… Надеюсь, что прочтут внимательнее.  Я вижу, что никаких обоснованных, четких  выводов они пока не сделали. Позиция у них пока очень неопределенная. По крайней мере, мне так показалось. Нет пока серьезного ответа на серьезную книгу.
Люди они хорошие, но заблуждаются. Сложилось у меня внутреннее мнение: Юдин (а может, и другие бывшие товарищи дятловцев) подсознательно очень хотят доказать, что Дятлов и его группа не только «невиновны» в аварии, но что они и не совершили вообще никаких ошибок.
В части «невиновности» я согласен с такой позицией, но вот с «безошибочностью» действий Дятлова никак согласиться не могу. Их ошибки вполне объяснимы и состоянием стресса, и тяжелыми условиями среды. Но то, что ошибки имели место, - так же  очевидно, как и то, что они не были допущены умышленно. В таких тяжелых ситуациях совершают ошибки практически все, и винить никого нельзя. Беда-то как раз в том, что «мера» ошибки здесь измеряется никак не «тяжестью вины», а измеряется именно «тяжестью исхода» аварии. В этом  трагизм и горечь ситуации. Ошибки надо видеть, чтобы их не повторять. Это одна из главных целей расследования. Дело, конечно, не в «ошибках», а в воссоздании реальной ситуации.
А ситуация с расследованием в Екатеринбурге в области техногенно-криминальной аварии, на мой взгляд, сейчас такова: пошла новая волна заблуждений, новый поиск на «пустом поле». Тем, кто «верит» в «техногенную аварию» или «криминал» кажется, – вот сейчас, вот один факт, и все объясниться!
Я уверен: нет, не будет такого «факта». Поскольку ни техногенной аварии, ни криминала здесь и близко не было.
Естественно-природную версию можно, конечно, еще уточнить, - мы заняты этим. Но вот опровергнуть… Для этого пока ничего нет.
Книга дает ответ. Она поднимает другую, встречную волну, - в пользу естественно-природных причин объяснения аварии. В пользу реального видения всех ее условий. Ну что ж. Сшибемся!.. И мусор выметем!
Пока со стороны Екатеринбурга – молчание. А я материалы книги уточняю. Многие факты уточнены по результатам этой поездки. Метеоданные аварии уточнены уже по семи ближайшим метеостанциям. Глава о радиации переписана более кратко и информативно.
 Книга в работе. Интересно, что появились и новые, интересные информаторы, с которыми ведется переписка и уточнение фактов аварии.

Е,В.Буянов, 16.03.08."

P.S. Опущены фото, схемы и связанные с этим обсуждения. Продолжение следует. Тему открою.
« Последнее редактирование: 20.06.13 21:21 »


Поблагодарили за сообщение: Maria | jack79

За помощь в работе над проектом 

KUK

  • Модератор раздела

  • Сообщений: 8 684
  • Благодарностей: 5 105

  • Заходил на днях

Отчеты Буянова
« Ответ #1 : 30.07.13 22:17 »
Что сделано за год (2008) после годовщины-49 аварии:

- уточнены метеоданные у Мошиашвили по 8 окружающим метеостанциям с дополнительными фактами в пользу прохождения холодного фронта непогоды в ночь аварии с падением температуры до минус 28 и усилением ветра..

- установлена связь с Назаровым Н.Н., выслана книга и получен его положительный отзыв и фотоснимки экспедиции 2001 года с изображением поврежденных стволов деревьев вблизи места установки палатки от схода снежных масс, - прямые факты в пользу лавины на склоне горы Холатчахль;

- написано письмо Штрауху с кратким изложением событий аварии, - Штраух на письмо не ответил ввиду того, что не понял его содержания (что стало известно из сообщений на форумах). Переписка прервана ввиду несерьезного отношения Штрауха к природной версии аварии.

- с Шаравиным уточнено место расположения палатки для экспедиции-2008;

- с Брусницыным, Слобцовым и Шаравиным  уточнены маршрут, даты и обстоятельства поиска палатки группы Дятлова и дата ее обнаружения 25 февраля 1959 года;

- по данным Брусницына выяснены обстоятельства неверной интерпретации событий летчиками Карпушиным и Патрушевым (видевшим с высоты не аварийную палатку, а палатку группы Слобцова);

- с Петровым выяснено содержание «секретного пакета» и порядок прохождения и брошюровки дела, выделения и возвращения «секретного пакета», обстоятельств возникновения второго тома дела;

- прокуратура Свердловской области проинформирована о результатах расследования и новых фактах и выводах, полученных инициативной группой Буянова Е.В.

- в ходе экспедиции на гору Холатчахль на месте аварии уточнены условия рельефа, лавинной обстановки и обстоятельств аварии группы Дятлова. Произведена фото и видеосъемка, полевые измерения.

За помощь в работе над проектом 

KUK

  • Модератор раздела

  • Сообщений: 8 684
  • Благодарностей: 5 105

  • Заходил на днях

Отчеты Буянова
« Ответ #2 : 25.08.13 18:44 »
Личные впечатления о поездке в Екатеринбург на годовщину-51

Некоторые товарищи, прежде всего, краевед Алексей Слепухин, просили меня сообщить о событиях, которые произошли на годовщине-51. Я записал кратко то, что от них «отложилось в памяти», и привожу эти записи ниже. Полагаю, что они могут быть интересны и тем, кто там присутствовал не на всех мероприятиях. На отдельном файле посылаю оглавление тома 2 прекращенного уголовного дела о гибели группы туристов в районе горы Отортен города Ивделя Свердловской области, - это краткое содержание того, что мне удалось увидеть в архиве. В оглавлении приведено краткое содержание документов тома 2.

По приезде в Екатеринбург 31.01.10 я около 10.00 на квартире Кунцевича встретился с Юдиным, Коськным, а затем и с другими активистами расследования. Присутствовали Юдин, Будрин, Коськин, Кунцевич, Борзенков, Карелин, Якимов, Чиурин, Зиновьев и еще несколько человек.
Выслушали выступления и обменялись мнениями.

Будрин кратко рассказал о статье Тиунова и о версии и статье Луговцова (который провел расследование «методами спецслужб»). Статью Луговцова я не видел, а статья Тиунова мне известна, - по всем признакам это была статья 1 номера «Уральского следопыта»-2009. От самого Тиунова я услышал уже нечто более новое на вечере в «Звездном».

Борзенков рассказал об экспедиции-2009 и своих поисках и расчетах положения места палатки и места обнаружения последней четверки погибших (тому же был посвящен и его доклад на вечере в «Звездном» 02.02). У меня возникли серьезные сомнения в точности определения, - я видел, что и по рисункам поисковиков, и по их показаниям положения этих мест было иным. Но возражать не стал до «обдумывания».
С кратким рассказом об экспедиции также выступил Шаравин. Он отметил, что место палатки может находится в пределах 50 м (вверх по склону) от указанного им и обозначенного турами экспедиции-2001. Насчет места расположения лыж-стоек у палатки дятловцев он, наконец, высказался определенно: он сказал, что они стояли у входа в палатку. Это не противоречило моим представлениям о том, что после схода обвала по крайней мере одну из этих стоек дятловцы подняли и воткнули около палатки в качестве «вешки».

Чеурин Г.С. (почетный полярник, рук. центра по предотвращению экстремальных ситуаций и экспедиции «Сибирский путь»)  в своем выступлении акцентировал внимание на возможных причинах конфликта в группе из-за поведения Дубининой, и о возможной связи этого конфликта с критической ситуацией. Мне эти сомнения показались необоснованными, как и вся возможная ситуации с «конфликтными причинами аварии». Он, впрочем, не настаивал на своих выводах, - его личные изыскания вообще связаны с поведением людей  экстремальных ситуациях. К сожалению, я ему не успел передать то, что по этой ситуации слышал от известного медика-психолога Э.Э.Линчевского. Мне показалось, что Чиурин пока еще недостаточно информирован о событиях аварии и отношениях в группе Дятлова.. Я постараюсь восполнить этот пробел.

Я рассказал преимущественно о новых фактах, которые появились за год и о содержании материалов дела, к которому получил доступ в октябре. Новый веский факт в пользу удара снежного обвала: сломанная задняя палка-стойка палатки. Новые веские факты в пользу удара «холодного фронта»: многочисленные свидетельства о необычайно сильных ветрах в дни аварии. Новые найденные аварии - аналоги: авария группа О.Романова (Москва, 1982) и факты лавинной опасности на Полярном Урале, которые вызвали две тяжелейшие аварии 1982 и 1988 г.г. Эти аварии вывели этот район до того "безаварийный" на первое место по аварийности за последние 30 лет (19 погибших). По факту аварии Романова возражения высказал Борзенков, который там участвовал в поисках, но ничего на месте не нашел, и каких-то конкретных деталей он привести не смог, кроме возражения о "множественности" лавинных следов из-за которых не обнаружили место аварии. А потому я его доводы и «опровержения» книги Лукоянова пока не принимаю. Мне ясно, что Борзенков там был, в спасработах участвовал. Но ясно, что по всем признакам его спасгруппа погибших не нашла, и полной информацией о спасработах не располагала. А Лукоянов, хотя и был в Воркуте, но такой информацией располагал. И потому его выводы были более полными, - особенно о ходе поиска весной и летом, когда погибших смогли обнаружить и выяснить причины трагедии.

Привел я и критическую ситуацию группы Согрина в качестве аналога, поскольку действия этой группы были во многих моментах сходными с действиями группы Дятлова. В части условий удара холодного фронта, в части сооружения снежных берлог и согрева от костра. Я отметил, что ситуация у группы Дятлова была куда более тяжелой, чем у Согрина, а потому и различен был исход. Акцентировал внимание на тяжести аварийной ситуации, возникшей в группе Дятлова, - многие просто не представляют, насколько она была трагичной.

Кратко изложил результаты исследования дела: отсутствие каких-то фактов в пользу «криминала» и полноту материалов тома 1, который сохранился полностью. Копия тома 2 оказалась неполной, а подлинник я предполагал увидеть на следующий день. Могу сказать, что подлинник тома 2 оказался полным, - все документы сохранились.

Зиновьев высказался против моих выводов, и то же самое повторил позже в «Звездном». Но каких-то определенных и обоснованных выводов о причинах аварии, я от Зиновьева не услышал. Его позиция мне не казалась обоснованной, - он за 2 года так и не прочел мою книгу, поэтому его возражения против нее мне не казались серьезными.  Как можно делать «выводы», не зная «предмет обсуждения»? Позже я ему дважды звонил и попросил телефон Согрина, чтобы уточнить отдельные детали поиска. Я звонил бесполезно…. Из нашего разговора я понял, что он считает, что там был «взрыв», и этим «все объясняется». Объяснил бы он, чем «объясняется» этот «взрыв», и как он это все «объясняет». Я ведь не вижу ни «взрыва», ни «объяснений».

В защиту своей позиции и против «моей» высказался Юдин. Он уже не стал повторять некоторые прежние факты, - я увидел последствия своей разрушительной работы по их подавлению и их объяснению без привлечения к событиям аварии каких-то «посторонних» («групп зачистки» или преступников). По некоторым фактам  он изменил «трактовки», - прежде всего, по «кинопленке», найденной у палатки. Теперь он сказал, что она использовалась, как «фотопленка» (хотя ранее утверждал этот факт в пользу «постороннего» предмета). Насчет бурок Золотарева он сказал, что это были «меховые чулки» (это – борьба за  трактовку факта «следа от ботинка» на склоне в пользу «следа посторонних»). Мне не кажется его объяснение обоснованным, поскольку Юдин никогда никому не говорил о «бурках» и, по всем признакам, никогда «бурки» Золотарева не видел (в протоколах Юдина в материалах дела никакие «бурки» не упоминаются). А «меховые чулки» Юдин видел и запомнил. Были у дятловцев такие чулки для ночлега. Но это не были «бурки» Золотарева. В деле определенно упомянуты «бурки», а не чулки. Юдин повторил также доводы насчет «обмоток» (из «шинельного сукна» и пояса, найденного у кедра). Но эти «обмотки» - очень слабый факт, поскольку по всем признакам это были или пояса от ватников или шарфы. Я указал, что упоминание о «поясах» и «шарфах» имеется в материалах дела, - в списках походного снаряжения дятловцев. Никто из поисковиков и следователей не идентифицировал «обмотки», как «посторонний» предмет и как «серьезную» улику.

Выступил также Якимов со своей «версией», которая связывает аварию Дятлова с наблюдавшимися им «огнями», реагирующими на  взгляд человека. Он связывает с этими огнями и некоторые случаи необъяснимых трагедий с людьми в тайге. После дискуссии у меня был разговор с Якимовым, - он передал мне свои материалы (которые я позже изучил). Я ему сказал, что не вижу никакой связи между аварией Дятлова и этими «огнями». Мне кажется, надо вначале просто разобраться с этим явлением, прежде чем строить на нем какие-то «версии». Пока просто неясно, что это такое, а информации для «выводов» недостаточно.

Краткое выступление Богомолова В.Ф. (мс по туризму) не оставило в памяти какой-то «определенности». Богомолов рассказал о критической ситуации на одном из туристских массовых выездов, - как туристы смогли справиться с ситуацией. Указал на подготовленность группы Дятлова. И сделал общий вывод о том, что, по его мнению, авария не обошлась без «помощи» других людей.

Богомолов не придерживается какой-то четкой «версии», но подсознательно, видимо, верит в какую-то «причастность» властей к этой аварии (примерно таким же было и его выступление в «Звездном»). У немалого количества поисковиков, которые являются опытными туристами (Богомолов, Карелин, Шаравин и др.), наблюдается очень сдержанное отношение к событиям, причем без четких «предпочтений» и выводов в отношении каких-то «версий». Но у каждого присутствует мнение, опирающееся на какую-то «схему» событий.

Например, и у Коптелова, который в своем выступлении сказал, что, по его мнению, все события вокруг аварии имели вид некоей «сценарной постановки». Так ему показалось с самого начала. Мне показалось очень странным такое мнение. Что ж получается, несколько десятков людей «водили за нос» три месяца, и большинство из них это тогда не поняли?.. Не поняли, что участвуют в какой-то «постановке»? Не поняли того, что все, что творится, - не серьезные спасработы, а какая-то «инсценировка»?.. Странная позиция…

Я сумел сделать запись выступлений Богомолова, Зиновьева и Коптелова.

Кроме выступлений у Кунцевича был еще и показ фото и видео материалов. Я показал интервью с Володичевой.

После чаепития и обмена мнениями, большинство присутствующих разошлось,  а общение продолжили в более узком кругу.

Интервью с Корневым (профессор медицины ВМА) я показать не успел, - его позже показал Борзенкову, Кунцевичу и Юдину. Все трое возражали, но по-разному. Разные они высказали возражения, но их суть сводилась к формулировке: «Да, «так» могло быть, но… не было!... ». Эта стандартная «формулировка», обычная для случая отсутствия каких-то других аргументов. Юдину, по его словам, оба интервью по-человечески понравились. Но фактически приведенные объяснения и механизма лавины, и механизмов нанесения травм лавиной, он не принял. Я видел разницу позиций. Юдин и Кунцевич серьезно продолжали верить в «криминально-техногенную канву» событий. В то же время Борзенков понимал, что никакого «криминала» и никакого «падения ракеты» в этой истории нет и в помине, - нет как по имеющимся фактам, так и по чисто техническим соображениям. Поскольку никакая ракета, кроме Р-7, туда долететь не могла. А все пуски Р-7 известны, - не было пусков в ночь аварии… В дискуссии об этом тоже говорили, но пока отдельные сторонники «техногена» все же продолжают «верить» в какую-то мифическую «ракету» или «бомбу», никаких следов от которых и никаких фактов в пользу которых нигде нет.

Борзенков подарил мне мою записку, снятую им с вершины горы Холатчахль, которую я там оставил в августе 2008 г.

Несколько недостающих листов я скопировал из копии Юдина, - ее я увидел. В ней есть немало документов, но все же она не полная. Для своей копии чуть позже я собрал все недостающие листы, - все «мелкие осколки».

В понедельник в прокуратуре удалось получить разрешение и побывать в архиве. Там не без борьбы получил подлинники томов дела, просмотрел их и сделал выписки. Разрешение на копирование и собственно копирование 42 недостающих листов удалось сделать утром во вторник. С ними моя копия дела стала полной. Я убедился, что подлинник тома 2 сохранился полностью. В архив я сдал две копии снимков из материалов дела (распечатанные на листах А4) с предложением присоединить их к томам дела. До этого фото в архиве хранились отдельно. А также я предложил дополнить копию тома 2 листами 76-81 со схемами и рисунками, поскольку обнаружил отсутствие этих листов в копии (в подлиннике все они есть).

Книгу мою с благодарностью и с несомненным интересом приняли и прокуратуре, и в архиве. Я также передал еще два экземпляра, - один для клуба туристов Екатеринбурга (его передал Карелину с просьбой после изучения отдать Богомолову В.Ф. и через него – Киселевой). И еще один отдал Бартоломею для УГТУ-УПИ (в «Звездном», перед началом вечера).

В прокуратуре спросил, нельзя ли после окончания всех дел с книгой подарить копию УГТУ-УПИ. Но мне ответили, что нельзя, -  это их документ. Я спросил, нельзя ли перевести архивную копию дела в открытый доступ, сохранив подлинник в закрытом доступе (для сохранения). Мне ответили, что пока это делать не собираются. Мне еще сказали, что попытки получить доступ к делу не прекращаются. Применяют и всякие «хитрости» вроде «для выполнения курсовых работ», и даже попытки юридических «наездов» через суд. Сейчас, кстати, в Интернете прошел слух, что это дело удалось выиграть и в судебном порядке получить разрешение на ознакомление с делом. Мне кажутся безнадежными не столько эти «требования», сколько поиски «криминала» в этом деле. Еще я спросил, сколько времени они держат на сохранении подобные документы. Мне ответили, что документы хранят 25 лет, а после уничтожают. И что это дело было сохранено по распоряжению прокурора области Туйкова, как имеющее «общественную значимость». Это, в частности, означает, что, если бы «власти» серьезно захотели навсегда похоронить это дело и «убрать концы в воду», его бы попросту уничтожили.

Я посоветовался по одному вопросу и написал по нему заявление, в котором указывалось на то, что на обложке дела проставлена неверная дата 6.02.59 г., хотя по всем документам дело было официально возбуждено Темпаловым  28.02.59. В заявлении также указано, что в протоколе Попова на листе 48 также указана эта неверная дата 6.02.59, хотя протокол явно написали месяц спустя, - 6 марта. Сейчас я уже получил ответ прокуратуры на это заявление. В ответе сказано, что мои замечания являются обоснованными и что они будут учтены (в ответе прямо не сказано, будет или не будет исправлена неверная дата на обложке дела).

Церемония на мемориале в 5 часов вечера была достаточно короткой. Выступил академик Петр Иванович Бартоломей.
 
Выступление П.И. Бартоломея
 
На мемориале: Якименко, Тиунов, Мохов, Богомолов, Якимов, Баталова
 
На мемориале: Богомолов, Якимов, Баталова, Ларионов, ?, Кунцевич, Шарнин
 
На мемориале…

А в конце я прочел короткое посвящение дятловцам:

Вы спите, ребята, забвения нет, -
На сердце рубцом ваша рана,
Мы видим на склоне предательский след
И черную ночь урагана!

Пусть снится вам тихий походный уют,
И пусть Ауспия приснится,
И то, как другие за вами идут,
И то, что трагедия не повторится…

А потом был вечер в «Звездном».

Его открыл Бартоломей. В своем выступлении он высказался за издание книги Буянова и Слобцова «Тайна аварии Дятлова», поскольку она является серьезным исследованием событий аварии Дятлова. Петр Иванович отметил, что не во всем разделяет позицию авторов, и что это должно быть отмечено в предисловии. Далее Бартоломей рассказал о сложной обстановке в УГТУ-УПИ из-за борьбы за руководство университетом, которую активно начала Москва. И сказал, что университет живет ожиданием результатов. В такой обстановке, понятно, поднимать вопрос об издании книги не стоит. Поэтому вопрос отложен до разрешения ситуации в институте.
 
Вечер в «Звездном». Выступает В.Ф.Богомолов (слева от него – Борзенков)
Книга и копии томов дела – на столе перед Бартоломеем

По вопросу аварии Бартоломей сказал, что «криминальные» версии вокруг нее возникли в основном в 90-е годы. На мой вопрос, когда появилась «лавинная версия» Аксельрода, Бартоломей, заглянув в свои записи, сказал, что узнал о ней в октябре 1997 г. (в 1997 г. Аксельрод изложил свое понимание ситуации и для фальма ТАУ «Тайна перевала Дятлова»).

Некоторые возражения Бартоломей и другие высказали насчет названия книги «Тайна аварии Дятлова», - в части того, что речь в названии должна идти о «группе Дятлова», и в части того, что это была «трагедия» или «катастрофа» (примерно в таком ключе). Я все же считаю, что такое наименование обосновано, поскольку чисто исторически и географически это событие связано именно с именем Дятлова («перевал Дятлова»).

После Бартоломея выступил Юрий Константинович Шарнин, который тоже поддержал идею издания книги. Шарнин был несколько удивлен тем, что, оказывается, родоначальником версии «лавинно-холодной аварии» является Аксельрод, а не «Буянов». Он спросил, говорится ли об этом в книге, - я ответил, что в книге об этом сказано прямо.

В поддержку версии «лавинно-холодной» аварии высказался опытнейший турист-лыжник, мастер спорта международного класса Тиунов В.Д. Смысл его выступления состоял в высказывании, что версий этой аварии существует множество. Но обоснованной он видит только одну, - версию лавинно-холодной аварии.

Кратко выступил Кунцевич, - он тепло меня поблагодарил за усилия и наградил «Георгиевским крестом», - местным «орденом разведчиков-следопытов». Несколькими годами ранее такую же награду вручили Юдину.
 
Выступление Кунцевича (в середине стола: Баталова(за ней: Якименко и Кузнецов), Баталов…)

Я никак не ожидал такого начала вечера, памятуя о прошлых годовщинах, на которых встречал со стороны большинства присутствующих полное непонимание…

Я поблагодарил за награду и за добрые отзывы, и сообщил, что мне удалось увидеть подлинник второго тома в архиве. Сообщил, что дело сохранилось полностью, что недостающих листов нет, и что у меня теперь есть полная копия. И что она будет представлена опытному адвокату Петрову для правового анализа, чтобы сделать историческое заключение о ходе расследования. Сообщил, что при анализе дела я сам не обнаружил никаких фактов в пользу «криминала», и что нет никаких фактов в пользу «техногенной» аварии. Я кратко рассказал о том, что удалось обнаружить в течение года, - по тем фактам, о которых говорил у Кунцевича.
 
Вечер в «Звездном». Тамара, ?, Бартоломей, Ширнин, Зиновьев, за ним сзади -Коськин…
 
Выступление Богомолова
 

Выступление Юдина

Якименко не смог присутствовать у Кунцевича, - он праздновал свое 75-летие (я его поздравил на мемориале). Но здесь он выступил с кратким рассказом о публикациях «Уральского следопыта». От него я также услышал теплый отзыв.

Несколько докладчиков выступили против моей позиции. Несогласие с ней высказал Юдин, - он привел прежние выводы. Здесь он акцентировал внимание на том, что предположения о лавине, которые он сам высказывал, сами следователи не приняли во внимание, поскольку оно не было ничем не подтверждено. На мой взгляд, это очень слабый аргумент: если предположение не подтверждено, значит, оно «недорого стоит». В этом-то и состоит разница между «предположением», «высказыванием»  и обоснованной «версией».

Резко «против» моей позиции высказался Зиновьев, - я в виде возражения привел в качестве аналога описанную им ситуацию с группой Согрина.

Выступил  представитель уральских исследователей аномальных явлений.

Кратко выступил Якимов.
 
Выступление Якимова

Выступление Борзенкова касалось поиска места палатки и места обнаружения последней четверки погибших.

В своем выступлении Баталова Галина Кирьяновна рассказала, как два «неизвестных начальника» отобрали у нее тетрадь с записями о ходе поисковых работ по группе Дятлова. Ее, тогда еще очень молодую девушку-студентку, достаточно бесцеремонно припугнули и обобрали. Конечно, эти действия  были наглыми и противозаконными. Но в свете того времени это было «в порядке вещей», - надо видеть обстановку той эпохи. Это было очень трудное и опасное время. Но все же не такое трагичное, как 30-40-е годы. Мне по-человечески стал понятен «источник» подозрений Баталовой о какой-то причастности «спецслужб». Я считаю, что надо понимать: тогда, в разгар «холодной войны» секретничали во всем, - и обоснованно, и необоснованно. И по этим причинам творилось немало и глупостей, и противозаконных действий.

Наиболее интересным мне показалось выступление Сергея Баталова, который попытался аргументировано опровергнуть «лавинную» версию аварии. Некоторые его факты я услышал впервые, но достоверность их вызывала серьезные сомнения. В показаниях поисковиков и в материалах дела я эти факты не обнаружил. Это факт, будто снег у палатки имел «грязные» слои, что имелся какой-то «выдув» снега вокруг палатки (якобы, от «вертолета»). И «факт», будто палатка вообще «стояла», и о наличии следов у палатки, - по этом фактам (который высказывала и Баталова) мне показалось, что Баталовы пока просто плохо информированы по некоторым вопросам. Они упоминали о «стенке» из снежных кирпичей у палатки (как защите от ветра). Я этот факт подробно исследовал и уточнял с Борзенковым у поисковиков, - никто из них (Слобцов, Шаравин, Карелин, Брусницын и др.) не помнит о такой «стенке». Я высказал несколько возражений Баталову в конце вечера, дал ему визитку и попросил со мной связаться для пересылки книги, если она ему интересна. Мне ясно, что он пока книгу не прочел. Я ему сообщил также, что использовал два его снимка для панорамы горы Холатчахль со ссылкой, что снимки сделаны им.

Было сделано еще несколько сообщений, а фамилии всех докладчиков я, к сожалению, не записал. И, к сожалению, не смог со многими пообщаться и обменяться мнениями «накоротке». Вечер закончился, да и мне надо было собираться на вокзал, на 23-часовой поезд в Петербург.
 
Баталов, Кузнецов, Якименко, Баталова, ?, Кунцевич, ?

Попытки защиты «криминальных» и «техногенно-криминальных» версий, на мой взгляд, выглядели достаточно «бледно» и неубедительно из-за отсутствия каких-либо прямых фактов и улик. Я это впервые ощущал в условиях, когда все материалы прекращенного уголовного дела стояли у меня перед глазами, а полный том этого дела лежал перед нами. И когда увидел все материалы второго тома, - все до последней страницы. К сожалению, не все это сразу поняли.

Я как-то глубже осознал достаточно простую истину, - вот мы собрались, обменялись мнениями. И каждый уйдет отсюда со своим мнением. Но оно может немного измениться в любую сторону, - и в сторону заблуждений, и в сторону лучшего понимания. В любом случае прояснение обстановки в части того, что реально имело место, и достоверные факты будут способствовать лучшему пониманию. Но мнение некоторых людей не изменится, - что им не говори, какие бы факты им не приводили. По крайней мере, оно не изменится в принципиальных вопросах, - в выводах насчет главных причин аварии.

Свой ответ я дал, - это моя книга. Я ее немного подправлю по материалам, которые мне стали доступны. В ближайшее время полную копию дела передам адвокату Петрову для уточнения правовых выводов о ходе следствия. Это интересно в чисто историческом плане, - чтобы уточнить «детали» событий вообще и по действиям следователей в частности (в обстановке того времени). Я вижу, что каких-то «сенсаций» и принципиального изменения выводов здесь не будет. Еще до своих поездок в октябре 2009 и феврале 2010 г. я слышал какие-то «отголоски» слухов, будто я «отказался» от своих выводов о «лавинно-холодных» причинах аварии Дятлова. Это все полная ерунда, - никаких радикальных изменений здесь нет, и не будет. Но отдельные уточнения здесь будут, - они необходимы для изложения полноты и точности главных событий аварии. Совершенно ошибочным я вижу представление, будто «лавинно-холодная» версия аварии Дятлова, - это некая «прихоть» Аксельрода или Буянова. Нет, это не «прихоть», - это объективное описание событий.

Вот что я увидел, и что мне удалось сделать на годовщине-51. Интересно и пообщаться, и «вникнуть» в материалы.

В виде дополнения я прилагаю подробное оглавление второго тома дела с кратким изложением содержания документов (по сути). Об этом содержании должны быть правильные представления.

За помощь в работе над проектом 

KUK

  • Модератор раздела

  • Сообщений: 8 684
  • Благодарностей: 5 105

  • Заходил на днях

Отчеты Буянова
« Ответ #3 : 11.09.13 22:13 »
Доклад к 52-летию трагедии группы Дятлова - www.alpklubspb.ru/ass/a514.htm

За помощь в работе над проектом 

KUK

  • Модератор раздела

  • Сообщений: 8 684
  • Благодарностей: 5 105

  • Заходил на днях

Отчеты Буянова
« Ответ #4 : 04.12.13 22:38 »
2008 год:

Мнение юриста

О себе и своем знакомстве с делом дятловцев.
Я 1951 года рождения, уроженец Свердловска. В течение семнадцати лет работал следователем прокуратуры – следователем районной прокуратуры гор. Свердловска, старшим следователем прокуратуры города Салехарда, старшим следователем прокуратуры округа. Работал в следственных бригадах Прокуратуры РСФСР и Прокуратуры СССР. Два года работал прокурором следственного управления прокуратуры Свердловской области (следователь - методист). Последние одиннадцать лет работал заместителем прокурора субъекта Федерации (ЯНАО) по вопросам следствия (руководство следствием прокуратуры в округе, руководство надзором за следствием и дознанием всех правоохранительных органов округа). В 2002 году вышел в отставку. Старший советник юстиции (в просторечии - полковник), "Почетный работник Прокуратуры РФ".
Туристский опыт: пешие и водные "тройки" (из зарегистрированных). Опыт в зимних лыжных - нулевой (не считая информации от друзей - "однокорытников", у которых "пятерки" по Северному, Приполярному и Полярному Уралу). Наверное, какой-то опыт дают тридцатилетние рыбацкие и охотничьи похождения по Уралу.
Вот, пожалуй, и все. 
Я сейчас для Вас это все изложил и вспомнил то, о чем раньше не задумывался. Ведь работая в следственном отделе прокуратуры Свердловской области, я с 1975 по 1978 год сидел в кабинете,  через стенку от которого все время лежало уголовное дело о гибели группы Дятлова - там располагался отдел общего и особого делопроизводства (тогда еще не было передачи дел в госархивы). А еще дальше по коридору, буквально следующая дверь после спецотдела, была приемная прокурора области - Степана Петровича Лукина, который в 1959 году, будучи начальником следственного отдела, руководил расследованием того уголовного дела. Однако, если бы я даже и знал, что дело там находится, вряд ли меня допустили бы до изучения - не входило в круг служебных обязанностей. И С.П. Лукин вряд ли бы стал со мною делится воспоминаниями (хотя, тут кто знает?). И в этом кабинете я познакомился с Львом Никитовичем Ивановым. Он, в то время прокурор Кустанайской (или она называлась Восточно-Казахстанской?) области, раза два - три приезжал в Свердловск, и заходил в гости к своим двум приятелям - коллегам (я с ними сидел в кабинете, они все были фронтовики). Вот у него я бы мог поспрашивать, но я не знал о его причастности к делу. Тогда я помнил о гибели дятловцев и стал расспрашивать старших коллег в прокуратуре области. Но, как потом я понял, расспрашивал я не тех людей, не по профилю, они ничего не знали. Только один, в ответ на мои расспросы, "надул щеки" и заявил, что это является государственной тайной, загрифовано даже не "Совершенно секретно", а "Особой важности", и он ничего рассказывать не имеет права. Нас (а в разговоре тогда участвовало несколько сотрудников) такие слова удивили и рассмешили, т.к. нарушались некоторые неписаные нормы профессиональной этики, и мы от него отстали. Как потом выяснилось, этот источник знал о деле довольно мало, по самому существу дела – практически ничего. А его "надувание щек" определялось исключительно  личными мотивами. Я даже не знал, кто вел дело и где оно: оно могло лежать в архиве районной или городской прокуратуры (я не знал района катастрофы), или еще где-нибудь. Потом я уехал из Свердловска, и в 80-е, 90-е годы об этом уже не помнил. Вспомнил только, когда в Интернете наткнулся на книгу Матвеевой. Извините за некоторое многословие. Вот сейчас для меня ясно, что даже если бы я тогда и изучил материалы дела, толку от этого было бы мало - не смог бы я выдвинуть правильную версию происшествия и, тем более, обосновать ее.

О Коротаеве.
Владимир Иванович Коротаев проработал непосредственно следователем больше тридцати лет. С середины 70-х годов до середины 80-х он входил в пятерку лучших следователей страны (СССР). Тогда он безвылазно работал в Москве, вел дела такой сложности и важности, которые и не снились жуликоватым создателям передачи "Следствие вели…" на НТВ. Представьте, с каким количеством неординарных фактов он имел дело за эти годы! И при этом будьте снисходительны к его возрасту. Ведь Вы достаточно точно проанализировали последнее интервью Л.Н. Иванова, о причинах его тяги к НЛО.

О действиях группы Дятлова.
Вы совершенно правильно указываете в своих материалах о негативном влиянии низкой температуры на действия пострадавших.
Но мне представляется очевидным, что это влияние было решающим во всех действиях членов группы в лесу, после эвакуации от палатки.
Ведь такие признаки негативного воздействия низкой температуры, как скованность движений, сумеречное сознание, парадоксальные реакции, алогичное поведение – это абсолютно объективные, постоянные факторы, и все действия членов группы можно рассматривать только через них.
Все действия членов группы, после достижения ими леса, носили агональный характер в условиях протекающей гибели от низкой температуры. Какие-то их действия можно просчитать с известной долей вероятности, а какие-то – исключено.
Особенно при этом не могут не вызывать восхищения личностные качества членов группы – их забота о раненых товарищах.

О действиях Возрожденного и Ганса.
Вопрос Буянова: Могло ли быть произведено вскрытие в Ивделе без участия местного персонала, хотя бы в части подготокви инструментария?
Никакой "подготовки инструментария" и не могло быть, ведь Б.А. Возрожденный не коронарное шунтирование делал. Необходимые в работе халат, три секционных ножа и пилу судмедэксперт обычно берет в командировку с собой, т.к. на месте их может не оказаться.
В актах судмедисследования трупов Дубининой, Тибо-Бриньоля и Золотарева не указано на участие Ганса, поэтому я не могу считать, что он в них участвовал. Кстати, Ганс Георгий (отчества не помню), был не патологоанатомом, а судмедэкспертом Свердловского областного бюро, я с ним работал в 1971-1975г.г.
Вывод: возможно проведение вскрытия в Ивделе без участия местного персонала. Подпись Ганса есть на листах гистологического исследования тканей погибших.

Действия Золотарева..
При травматических повреждениях ребер у пострадавшего при изменении положения тела (поворот, наклон туловища, ходьба) обычно резко возрастают болевые ощущения. При обширных повреждениях ребер болевые ощущения могут быть настолько сильны, что вызывают непроизвольную дефекацию. В судмедисследовании трупа Золотарева зафиксирована дефекация. Этот факт можно рассматривать как косвенное подтверждение, что после получения повреждений Золотарев активно двигался (например, самостоятельно преодолевал путь или часть пути от палатки до леса). Но может быть и по-другому.

По уголовному делу.
Вы прислали мне файл, где имеется скан постановления о прекращении уголовного дела. Последний лист постановления пронумерован как 39. Поскольку такое постановление обычно является самым последним документом в деле, значит, дело состояло из двух томов. Второй том, вероятно из 39 листов, очень тонкий, один см или меньше.

По следственным действиям прокуратуры и милиции.
В 1959 году в системе МВД органов предварительного следствия не было, они
появились после введения в действие в 1961 году нового УПК РСФСР.
Вопрос Буянова: Я правильно понял, что милиция (МВД) тогда вообще не имела права вести следственные действия?(вопрос Буянова)
Да, Вы поняли совершенно правильно. Органы милиции были вправе только проводить оперативно-розыскные действия (оперативное сопровождение), гласные и негласные, по собственной инициативе или по указанию следователя. В присланном Вами файле "Постановления.doc" как раз содержится такое указание следователя начальнику Ивдельского ГОМ о производстве оперативно-розыскных действий (установить, проверить и т.п.). Начальник ГОМ должен был отчитаться справкой о результатах. Возможно, когда по поручению следователя органы милиции выполняют определенные, конкретные следственные действия (допрос, обыск). Если следственные действия проведены органами милиции без задания следователя, то их результаты (протоколы) не имеют процессуального значения (только на выброс). Упомянутые Вами возможные незаконные методы воздействия могли быть совершены кем и как угодно, на то они и незаконные.

О дополнении и уточнении материалов «дела».
Вопрос Буянова: "Стоит ли просто информировать прокуратуру Екатеринбурга о результатах этого расследования с целью уточнения материалов дела?"
Я уже Вам писал, что прокуратура приняла по делу законное и обоснованное решение (прекратила дело). Согласно требований уголовно-процессуального закона расследование ведется с целью дать ответы на вопросы: имело ли место преступление и совершило ли конкретное лицо данное преступление? Как Вы сами понимаете, следствием безусловно установлено, что гибель группы Дятлова не была результатом преступления (т.е. самого преступления не было). Также, как я понимаю, установлено, что в гибели группы не виновны ни администрация института, ни руководство турклуба. Выяснение иных обстоятельств следственным путем (в данном случае, причины катастрофы) противоречит закону. Конечно, в большинстве случаев при расследовании дела без выяснения причины происшествия нельзя принять объективного решения (к примеру - расследование дела об аварии на Чернобыльской АЭС). Но бывают в жизни и исключения, такие как это дело.  Поэтому, я уверен, в настоящее время прокуратуру Свердловской области официально не интересуют какие-либо дополнения по делу.
Я полагаю, никакой официальной реакции, кроме отписок, по результатам расследования со стороны прокуратуры быть не может. По делу принято законное и обоснованное решение о прекращении, все мыслимые сроки давности истекли, никаких новых фактов для расследования нет. Иногда такие действия  предпринимаются, но по решению достаточно высоких инстанций в политических целях. К примеру - профанация с "расследованием" убийства семьи Романовых.

Почему «похудело» дело дятловцев?
Вопрос Буянова: "Почему дело похудело до папочки в 2 см? Моги ли его растащить? И есть ли опасность, что дело уничтожат «за давностью»?".
Ответ: В верхнем правом углу скана последнего листа судебно-медицинского
исследования трупа Дубининой имеется цифра "357" (на других листах меньшие
цифры). Это нумерация листов дела, указывает, что в деле не менее 357
страниц (в действительности: 392 но несколько страниц изъято, как «не относящиеся к делу» – прим. Буянова). Если материалы дела подшиты в одном томе (скорее всего), то толщина тома старой бумаги действительно должна составлять 5-6 см. Установить, какие документы отсутствуют, можно только по описи. Опись материалов дела, подшитая в начале тома, составляется не как оглавление, а специально "чтобы не украли". Указывается наименование документа ("Протокол допроса свидетеля Иванова И.И.) и листы дела (112-114). Обычно описи составляются достаточно добросовестно. А вот как дело «растащили»? Да как угодно! И при официальном ознакомлении с делом в прокуратуре или в госархиве, никто после возвращения дела его целостность не проверял. А сколько было неофициальных подходов! Это ведь «законопослушный» Буянов ищет официальные пути. А у кого-то может быть Люся-Маруся - бывшая одноклассница - сотрудница архива, и т.п. Да и в прокуратуре тоже подобное не исключается. После таких неофициальных "ознакомлений" могут только корочки остаться. И прекратить это нереально - архив будет кивать на прокуратуру, прокуратура - на архив.  По поводу сроков хранения материалов в архиве, можно ли предотвратить уничтожение дела, пояснить ничего не могу, не располагаю информацией.

По «пятнам» на коже и разложению погибших.
Из акта судмедисследования трупа Дубининой видно, что гнилостных изменений
тканей практически нет. Таким образом, гнилостные изменения помешать объективному исследованию трупа не могли. Сразу после смерти труп определенное время находился в горизонтальном положении, лицом вверх ("Трупные пятна, синюшно - (серого?) цвета, расположенные обильно на задней и боковой поверхностях, туловища и конечностей"). Изменение положения трупа на зафиксированное на фото, произошло позднее. Возможно, что в результате подвижки снежной массы. Маловероятно, что в результате поисковых действий. Мягкие ткани левой части лица, обращенной вверх, повреждены животными, правой - целы.
Из акта судмедисследования трупа Тибо-Бриньоля видно, что гнилостные изменения тканей относительно невелики, помешать объективному исследованию трупа они не могли. Возникновение их возможно (в отличие от трупа Дубининой) из-за более интенсивного процесса таяния и более высокой температурой (воздушная полость?) в месте нахождения трупа.  Обращает на себя внимание наличие на голове трупа двух головных уборов, причем один из них, брезентовый меховой шлем – вероятно, высокой плотности. Если эти головные уборы были на Тибо-Бриньоле в момент причинения ему травмы головы, то образование раны кожных покровов в правой височной области
маловероятно.  По расположению трупных пятен можно сделать вывод, что определенное время сразу после смерти труп находился в горизонтальном положении, лицом вверх.
Кстати, если Вам интересно, мой охотничий опыт тоже мне здесь пригодился. Тоскливо было читать страшные вопросы: "Почему отсутствовал язык у Дубининой?". Да любому нормальному охотнику известно, что язык для хищников является самым лакомым! Примерно в восьми из десяти случаев в лесу хищник начнет трапезу с языка и органов гортани туши. Вначале я узнал это по охотничьему опыту, а затем - по следственному.
...


Поблагодарили за сообщение: Амальтея

За помощь в работе над проектом 

KUK

  • Модератор раздела

  • Сообщений: 8 684
  • Благодарностей: 5 105

  • Заходил на днях

Отчеты Буянова
« Ответ #5 : 21.03.14 21:56 »
По юбилейной конференции 2009 года: http://yadi.sk/d/gXmuQsu_KxTgz